Реферат на тему "Национально - государственное устройство и особенности политической системы СССР"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Реферат на тему Национально - государственное устройство и особенности политической системы СССР

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Реферат *
Размер: 218.98 кб.
Язык: русский
Разместил (а): cool
1 2 3 Следующая страница

добавить материал

ПЛАН:


I. Введение


II. Национально - государственное устройство и особенности политической системы. Решение национального вопроса в СССР


  1. Война в нерусских районах России

  2. Центробежные тенденции и объединительные импульсы

  3. Столкновение между Лениным и Сталиным

  4. Каким быть Союзу

  5. Политика в области культуры и религии

  6. Образование Союза Социалистических Республик

  7. Государственный флаг

  8. Государственный герб


III. Заключение

Список использованной литературы

3


4


4

10

12

19

21

25

26

27


28

29



I. Введение


В 20-х годах бы­ло испробовано много достаточно противоречивых подходов к созданию «нового социума общей судьбы», который уничтожил бы местный сепаратизм, нашел бы компромисс между комму­нистическими планами всеобщего объединения и националь­ными традициями, породил бы новую культуру — «пролетар­скую по содержанию и национальную по форме» (Сталин). Это предполагало укоренение и вживание национальных коммуни­стических партий в местные условия; уничтожение культурных традиций неславянского населения, все большее единообразие условий жизни и социальных структур; предпочтение отдель­ных языков и культур в ущерб другим, чтобы не допустить объ­единений вокруг национальных движений (например, татар и казахов); последовательную интеграцию местной промышлен­ности в государственную.

В 1921—1922 гг. большинство национальных коммунистиче­ских партий были очищены от «подозрительных элементов». В Туркестане местные партийные организации потеряли 75% коммунистов, в Грузии —38%, в Армении —27%. Русские со­ставляли 55% вступивших в компартию Украины в 1922 г. В 20-е годы поощрялось пополнение политических кадров за счет ме­стного населения. Результаты такой политики не замедлили проявиться на Украине (в 1927 г. 72% руководителей были ук­раинцами), в Белоруссии, на Кавказе. В Средней Азии они ощущались меньше (в 1929 г. местные жители составляли лишь 16% партийной администрации Узбекистана).

В то же время, желая уничтожить традиции неславянского населения, центральные власти начали активно бороться зако­нодательно и на практике с «пережитками феодального и пер­вобытно-общинного строя». Ряд декретов устанавливал мини­мальный возраст для вступления в брак, необходимость согла­сия жениха и невесты, отменял калым, похищение невесты, многоженство, левират. В противовес религиозным и светским судам создавались народные суды. Центральные власти попыта­лись — правда, без особого успеха — привлечь молодежь и жен­щин в общественные организации (комсомол, женотделы), что­бы разорвать путы семьи и обычаев. Что касается религии, то к мусульманам вначале относились с большей терпимостью, чем к православным. В декабре 1917 г. правительство гарантировало мусульманам, что их не будут преследовать как при царском режиме. Им предоставлялась свобода веры и гарантировалась неприкосновенность культовых сооружений и предметов, что подтверждалось республиканскими конституциями в 1922—1923 гг., по которым служители культа наделялись равными со всеми правами. Однако в них ничего не говорилось об антирелигиоз­ной пропаганде. Тем не менее во второй половине 20-х годов власти изменили свою позицию: конфисковали имущество, принадлежащее мечетям и медресе, в 1927—1928 гг. уничтожи­ли традиционные суды и своды законов обычного права, стали закрывать медресе. Начав общее наступление на религию, куль­турные и социальные традиции, унаследованные от прошлого, центральные власти провели настоящую «революцию в пись­менности» (десятки тюркских языков перешли на латинский алфавит), расширили сеть школ, способствовали распростране­нию печатных органов на местных языках. За всеми этими мероприятиями скрывалась и политическая подоплека: кроме внедрения новой идеологии и пролетарской культуры, пресле­довалась цель развития одних народностей (башкиров, каракал­паков, чей диалект получил статус литературного языка, кирги­зов, административно отделившихся от казахов, хотя в культур­ном отношении они составляли единое целое) за счет других (татар, казахов, узбеков), чей стремительный рост вызывал опа­сения у центра.

Наконец, союзное правительство осуществило важную сель­скохозяйственную реформу (в Узбекистане, например, 66 тыс. бедных семей получили 320 тыс. га земли). Была введена урав­нительная система распределения воды, организованы комите­ты бедных крестьян, которым надлежало вести классовую борь­бу в деревне.


II. Национально – государственное устройство и особенности политической системы. Решение национального вопроса в СССР


1) Война в нерусских районах России


В 1921 —1922 гг. постепенно были потушены почти все очаги гражданской войны, остававшиеся на окраинах страны. Борьба на нерусских территориях бывшей империи имела и общие, и спе­цифические черты. Мы уже видели некоторые из таких характерных черт на примере западных районов, где вследствие превратностей войны внутри самого советского лагеря возникли два националь­ных государства: Украинская и Белорусская Советские Социа­листические Республики. Обе они обрели свои внешние границы в результате договора с Польшей.

Остается рассмотреть ход событий на огромных просторах восточных регионов России, на территориях, где жили народы, во многом отличающиеся от народов западных окраин, менее раз­витые как в экономическом, так и в культурном отношении и, сле­довательно, принадлежащие к Азии и колониальному миру — а не к Европе — не только в силу своего географического положе­ния. Регионы эти отличались этнической неоднородностью, поскольку исконные жители вели кочевой образ жизни и в результате тыся­челетних миграций по равнинам и степям смешивались с другими национальными группами.

Гражданская война в этих регионах также характеризовалась переплетением классовых и национальных мотивов; но их соотноше­ние и формы менялись от одного района к другому. Главные проб­лемы, возникавшие здесь, лишь отчасти могли быть сведены — подобно тому как это сделал большевистский деятель Раковский на XII съезде партии — к общему вопросу об отношениях с крестьян­скими массами. Вставала и собственно национальная проблема, хотя лишь у некоторых из этих народов — а они, как правило, нахо­дились на докапиталистической стадии общественной организации, если не на уровне кочевых или полукочевых племен, — начинало пробуждаться национальное самосознание. Мировая война, а затем революция способствовали его подъему. Большевикам, таким обра­зом, повсюду пришлось иметь дело с националистическими тенден­циями, либо только что наметившимися, либо более развитыми, но которым повсюду следовало противопоставить правильную партийную политику. Чтобы лучше понять, как развивалась эта политика, рассмотрим отдельно три главных региона: Кавказ, Среднюю Азию и обширные пространства Заволжья. Начнем с последнего, послу­жившего также театром военных действий, на котором развер­нулись некоторые решающие фазы гражданской войны.

Заволжье было населено преимущественно тюркскими народами мусульманского вероисповедания: татарами, башкирами, казахами (тогда ошибочно именовавшимися киргизами), которые жили впе­ремешку с русскими. Все вместе они оказались на линии одного из главных фронтов войны — борьбы с Колчаком. Большевики сталки­вались здесь с двумя проблемами. Одна, политическая, коренилась в сильном влиянии ислама и местного мусульманского духовенства: сам нарождающийся национализм выражался здесь через пантюркистские или панисламистские тенденции. Вторая проблема носила социальный характер: это был конфликт между местным населе­нием и русскими крестьянами-колонистами, выступавшими в глазах местных жителей узурпаторами земель и пастбищ. Свою полити­ческую и организационную работу среди этих народов коммунисти­ческая партия развернула с помощью двух органов: правитель­ственного — Наркомата по делам национальностей под руководством Сталина, и партийного — специальной секции, подчинявшейся прак­тически ему же.

В 1918 г. в период «демократической контрреволюции» наци­оналистические группы, вообще говоря, не пользовавшиеся большим влиянием в массах, как правило, примкнули к антисоветским коали­циям. Участь, постигшая их здесь, была еще более тяжелой, чем участь промежуточных партий: в рядах белогвардейцев царил махро­вый великорусский шовинизм. Поэтому часть националистов перешла к большевикам (например, башкирская группа Валидова), в то время как другая часть, например казахская организация "Алаш-орда", стала дробиться и распадаться; остатки ее групп были смяты и рассеяны во время разгрома белых.

Не просто обстояло дело и с представителями национальных меньшинств, выступившими на стороне большевиков. На протяжении нескольких месяцев в 1918 г. существовала Российская мусульман­ская коммунистическая партия (большевиков), вскоре преобразован­ная в мусульманские организации РКП (б) во главе со своим Цен­тральным бюро. Наилучшие результаты были достигнуты среди татар. Куда более сложный и даже трагический оборот приняли события в Башкирии. Здесь конфликты между русскими крестьянами и башкирами, между башкирами и татарами приобрели крайне ожесточенный характер и в 1920 г. даже вылились в кровавые столкновения. Местные Советы в этой борьбе оказались пре­имущественно на стороне русских и татар, а не башкир: группа Валидова порвала с большевиками и укрылась в Туркестане. Напря­женность возникала и в отношениях с казахами, хотя до крупных столкновений дело не доходило.

В 1920 г., когда фронт продвинулся дальше на восток, началась работа по формированию государственных структур для народностей Заволжья в рамках РСФСР. Общей характеристики этих народов как тюркских или мусульманских было недостаточно. Башкирская автономная республика сохранилась и после столкновения между разными частями местного населения; она занимала юго-западный район Урала. В районе слияния Волги и Камы была создана Татар­ская автономная республика. На широких степных просторах между Уралом, Алтаем и Средней Азией, там, где ныне раскинулся Казах­стан, образовалась Киргизская автономная республика. Принцип автономии, естественно, распространялся не только на эти районы и эти народности. После изгнания Врангеля автономная республика была создана в Крыму, с его сильным татарским меньшинством и конгломератом других национальностей и народов. В Поволжье первыми (1918) автономию, правда не в форме республики, а в фор­ме коммуны, получили колонии немцев, поселившихся здесь, на широте Саратова, еще со времен Екатерины II. Такая же форма бы­ла использована и применительно к карелам на границе с Финляндией. Автономные области были образованы для коми к северу от Волги, а также вниз по течению великой реки для уд­муртов, марийцев, чувашей и калмыков. Тем самым народности, по имени которых получали названия эти автономные единицы, возвышались до уровня наций. Коренное население соответствую­щих территорий составляло неодинаковый процент, во всяком слу­чае, оно далеко не всегда преобладало. Большая часть этих облас­тей, особенно Башкирия, Казахстан, Калмыкия, пострадали от засу­хи 1921 г., они еще долго испытывали на себе ее последствия.

В Средней Азии большевики столкнулись с пантюркистскими и панисламистскими тенденциями. Перипетии борьбы в Туркестане составляют особую главу в истории гражданской войны. Власть здесь была взята Советами в 1917 г. благодаря выступлениям русских рабочих, главным образом железнодорожников, и солдат, а затем защищена в непрерывных боях, в частности, с помощью многочисленных военнопленных, примкнувших к революции (по­ловина всех иностранцев, сражавшихся в рядах большевиков, находилась здесь). В январе 1918 г. силой оружия было подавлено контрреволюционное сепаратистское выступление местной мусульманской знати, пытавшейся создать «Кокандскую автоно­мию». В апреле состоялось провозглашение Туркестанской авто­номной республики и признание ее Москвой. Со второй половины 1918 г. и на протяжении почти всего последующего года республика была практически изолирована от центра России. В начале 1919 г. некоторые из ее руководителей попытались осуществить го­сударственный переворот. Оккупировав восточный берег Каспий­ского моря, англичане, традиционно проводившие здесь антирус­скую политику, действовали через своих агентов с целью устано­вления местного правительства под эгидой эсеров. Туркестанская республика развернула дипломатическую дея­тельность, установив контакты с Афганистаном и приграничными провинциями Китая. Но не все соседи отнеслись к ней благожела­тельно: и потому, что она была слишком русской, и потому, что была революционной, в особенности это относилось к реакцион­ным феодальным правителям Бухары и Хивы, в прошлом подчинявшихся царской власти, но сохранявших формальную незави­симость. Главная слабость республики была обусловлена ее пре­имущественно русским характером и неумением ее руководи­телей установить с местным населением «братские отношения», способные доказать всему Востоку, как говорил Ленин, «искрен­ность нашего желания искоренить все следы империализма вели­корусского». Поэтому, как только сообщение было восстановле­но, из Москвы в Ташкент выехала специальная комиссия из влия­тельных большевистских деятелей (Турккомиссия) во главе с Фрунзе для исправления первоначальных тенденций, направлен­ных на сохранение превосходства русских. Комиссия сыграла очень важную роль. В союзе с местны­ми националистическими группами — младобухарцев и младохи-винцев — она сумела, используя недовольство народных масс, вызвать к жизни революционное движение в соседних эмиратах. И Бухара, и Хива, которой возвратили историческое название Хорезм, были провозглашены советскими народными республика­ми. Коммунисты теперь в значительно большей степени, чем прежде, старались усилить классовую борьбу в среде местного населения, поддерживая беднейших крестьян (дехкан) в их выс­туплениях не только против местных правящих классов — му­сульманского духовенства, баев, владельцев земель и стад, но также против зажиточных русских колонистов — местных кулаков (их поселение на землях, отнятых у кочевников-казахов, стало в 1916 г. причиной народного восстания; после его жестокого по­давления многие казахи вынуждены были искать убежища в Ки­тае). И все же отношения с местным населением налаживались с трудом. Этому препятствовали различные факторы: пренебре­жительное отношение к местным жителям в начальный период, неуважение их традиций, особенно религиозных, стремление фор­сировать революционный процесс (т. е. осуществить Октябрь в условиях общества, по существу находившегося на докапиталисти­ческой стадии развития), политика военного коммунизма, быстро наступивший разрыв с националистическими партиями Бухары и Хорезма, экспансионистские происки соседних государств, особен­но Афганистана, не говоря уже об интригах англичан.

В результате большевики столкнулись с широким движением мятежников — басмачеством. Басмачи, банды которых еще до революции действовали между границей и Ферганской долиной, выступали под подчеркнуто религиозно-политическими лозунгами. Сфера их действий распространялась на обширную территорию. Внутри их собственного движения сталкивались и враждовали противоположные течения: здесь имелись группы, воодушевлен­ные идеей борьбы мусульман против неверных, были и пантюркистские группы (одним из таких течений руководил бывший турецкий сановник Энвер-паша, сначала придерживавшийся прогерманской ориентации, потом сблизившийся с большевиками и, наконец, выступивший против них в роли одного из главарей басмачества; то же можно сказать и о Валидове, порвавшем с большевиками и с Башкирией). Подлинная сила движения заклю­чалась в его крестьянской базе. Переход к нэпу помог местным коммунистам исправить их главные экстремистские ошибки. Наряду с советскими учреждениями признание получили му­сульманские школы и суды. Только что начатая аграрная реформа была приостановлена и видоизменена так, чтобы не оказались затронуты земли вакуфов, то есть религиозных общин, управля­емых духовенством. Тем самым были подорваны корни движе­ния. Басмачи, которые в 1922 г. были еще сильны, в 1923 г. потер­пели тяжелые поражения. Тем не менее вооруженная борьба за ликвидацию очагов их сопротивления затянулась вплоть до 1926 г.

Совсем иначе развивались события на Кавказе. В обширном регионе, носящем это название, следует различать две состав­ные части. Одна, охватывающая горную систему Большого Кав­каза с его северными отрогами, вдоль которых протекает Терек, во время гражданской войны представляла собой постоянную уг­розу для Деникина и белоказаков. Добровольческой армии так и не удалось подавить сопротивление местного нерусского населе­ния, в среде которого действовали также и большевистские лиде­ры. После победы коммунистов в 1920 г. родились две авто­номные республики: Дагестанская (в восточной части) и Горская. Первая оказалась жизнеспособной, чего нельзя сказать о второй. В ней были объединены различные, причем весьма воинственные, народы. Там сразу же возобновилась партизанская война, в том числе и против большевиков. Тянулась она до 1922—1923 гг., то есть до тех пор, пока каждая из основных национальных групп не добилась образования собственной автономной области: снача­ла кабардинцы и балкарцы, потом карачаевцы и черкесы, затем чеченцы и ингуши и, наконец, осетины. Однако это был длитель­ный и сложный процесс со многими кровавыми эпизодами, ибо участвовавшие в нем народности нередко разделяла многовеко­вая вражда.

Другая часть, Закавказье, представляла собой тот регион рос­сийского Востока, который дальше других продвинулся по пути экономического и культурного развития и где больше сказалось влияние капитализма. Это был также единственный регион, где в процессе формирования национальных республик в 1918 г. мест­ные националисты взяли верх над большевиками. В Азербайджа­не, с его мусульманским населением тюркского происхождения, установилась власть мусаватистского правительства, образованно­го буржуазной мусульманской партией. В Армении пришло к власти правительство под руководством националистов-дашнаков. В Грузии образовалось меньшевистское правительство, однако местные меньшевики, скорее националисты, нежели социал-демократы, сразу же вошли в столкновение со своими русскими коллегами именно из-за сепаратистских устремлений. Провозгла­шенная независимость носила формальный характер, ибо в За­кавказье вторглись сперва турки и немцы, а потом англичане, которые установили куда более эффективную власть, чем местные правители. Союзные державы, победившие в войне, обсуждали планы установления мандатного управления или протектората над всей этой территорией. Главная слабость трех государств опре­делялась, однако, внутриполитическим характером. Во всех этих трех республиках, каждая из которых имела население около 2 млн. человек, была слаба национальная сплоченность, их сотря­сали непрерывные социальные возмущения, они враждовали, что­бы не сказать находились в состоянии войны друг с другом. После окончания военной иностранной интервенции в России с установлением новых отношений между РСФСР и Турцией и постепенным уходом англичан их положение становилось все более трудным. Весной 1920 г. в Баку, который всегда был опорным пунктом большевиков, коммунисты смогли поднять победоносное воору­женное восстание, немедленно поддержанное Красной Армией. Местное правительство отдало власть почти без сопротивления. В Армении, напротив, восстание потерпело поражение, но вспых­нувшая война с турками, которых армяне ненавидели после учи­ненной ими в 1915 г. резни, создала благоприятные условия для вступления в конце 1920 г. Красной Армии и установления боль­шевистского правительства. Правда, власть его распространялась лишь на часть Армении, ибо остальную территорию дашнаки усту­пили захватчикам. Оставалась Грузия. По сравнению с правитель­ствами двух других стран меньшевистское правительство Грузии отличалось относительно большей устойчивостью, а его национа­листическая направленность поддерживалась более широкими слоями. Местные большевики настаивали на том, чтобы и сюда вступила Красная Армия для поддержки подготовленного ими восстания. После польского опыта Ленин и Троцкий долго коле­бались. Наконец в феврале 1921 г., главным образом по настоя­нию руководителей кавказских большевиков, попытка была пред­принята, хотя в Грузии сопротивление оказалось очень слабым, а военные действия по подавлению сопротивления носили более жестокий характер, чем ожидалось.

Это побудило Ленина забить тревогу. Три закавказских госу­дарства также были провозглашены советскими социалистически­ми республиками. Приветствуя это преобразование, вождь боль­шевиков вместе с тем обратился ко всем коммунистам Кавказа с призывом к осмотрительности, в котором прозвучали новые ноты, не чуждые самокритичной оценке российского опыта вооб­ще. Введение в Армении порядков военного коммунизма с раз­версткой и реквизициями вызвало мятеж, который пришлось подавлять Красной Армии. В России в это же время совершался переход к нэпу. От кавказских коммунистов Ленин требовал, что­бы они «поняли своеобразие их положения, положения их республик», «поняли необходимость не копировать нашу тактику, а обдуманно ви­доизменять ее применительно к различию конкретных условий» на мес­те, учитывая, что они имеют дело со «странами, еще более крестьян­скими, чем Россия». Ленин советовал поэтому: «Больше мягкости, осторожности, уступчивости по отношению к мелкой буржуазии, интеллигенции и особенно крестьянству», «более медленный, более осторожный, более систематический переход к социализму»". Грузи­нам он рекомендовал также искать соглашения с самым известным из меньшевистских лидеров, Жорданией; но было уже слишком поздно.


1 2 3 Следующая страница


Национально - государственное устройство и особенности политической системы СССР

Скачать реферат бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/179858



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com