Реферат на тему "Синтаксические особенности научных текстов Л В Щербы"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Диплом на тему Синтаксические особенности научных текстов Л В Щербы

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Диплом *
Размер: 59.42 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Юрий Серов
1 2 3 4 5 Следующая страница

добавить материал

План
Введение
Глава 1. Теоретические и лингвистические основы описания научных трудов Л.В. Щербы
§ 1. Теоретические основы описания научных текстов в современной лингвистике
§ 2. Своеобразие научных текстов Л.В. Щербы
Глава 2. Синтаксический анализ научных текстов Л.В. Щербы
§ 1. Словосочетание и простое предложение в научных трудах Л.В. Щербы
§ 2. Экспрессивный синтаксис Л.В. Щербы
Заключение
Список использованной литературы
Приложение

Введение
Актуальность настоящего исследования определяется, с одной стороны, общей тенденцией научных исследований, характеризующейся комплексным рассмотрением природы того или иного языкового явления в триединстве его структурных, семантических и прагматических особенностей, и, с другой стороны, признанием существования синтаксических особенностей в трудах Щербы, в связи с ее возрастающей ролью как средства коммуникации в современном обществе. Кроме того, изучение данного вопроса представляет огромный интерес и практическую значимость в рассмотрении теории построения современного русского языка.
Объектом данного исследования является совокупность синтаксических особенностей научных текстов Л.В. Щербы. Предметом исследования выступает выявление и описание синтаксических особенностей научных текстов Л.В. Щербы, а также детальное их изучение в контексте текстов научного стиля. Целью данной работы является изучение теоретических основ описания научных трудов Л.В. Щербы, выявление и описание основных синтаксических особенностей в научных трудах Л.В. Щербы.
В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:
- кратко рассматривается и характеризуется его научная деятельность на различных этапах его жизни;
- изучаются теоретические и лингвистические основы описания научных трудов Л.В. Щербы;
- изучается вопрос об особенностях функционирования словосочетания и простого предложения в научных трудах Л.В. Щербы;
- изучаются особенности функционирования сложных предложений в научных трудах Л.В. Щербы;
-. детально характеризуется экспрессивный синтаксис Л.В. Щербы.
В ходе решения поставленных в настоящей работе задач и целей используется целый комплекс методов научного анализа и приёмов обработки фактологического материала, таких как: комплексный метод, описательный метод, сопоставительный метод, метод компонентного анализа, метод контекстуального анализа, статистический метод.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что анализ синтаксических особенностей русского языка, а также изучение проблемы диагностирования речевого поведения авторов научных текстов вносит определённый вклад в теорию прагмалингвистики, психолингвистики и, тем самым, способствует изучению особенностей речевой деятельности и речевого поведения русских авторов научных текстов, расширяя понимание психолингвистического и прагмалингвистического аспектов.
Практическая ценность данного исследования состоит в том, что основные положения дипломной работы могут составить основу содержания спецкурсов по общему языкознанию, русистике, романистике, славистике, лексикографии, педагогики.
Структура работы: Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.
Во введении раскрывается актуальность темы исследования, определяется цель и задачи исследования, указывается степень научной новизны предлагаемой концепции анализа, раскрывается ее теоретическая значимость и практическая ценность, даётся представление о материале и методике его исследования.
В первой главе работы собраны и детально изложены основные теоретические и лингвистические основы описания научных трудов Л.В. Щербы; во второй главе представлен синтаксический анализ научных текстов Л.В. Щербы, в ней описываются особенности функционирования словосочетания, простого и сложного предложений в ткани научного текста, особое внимание уделяется экспрессивному синтаксису Л.В. Щербы.
В заключении лаконично представлены основные результаты исследования и намечены перспективы дальнейшего описания данной проблемы.
В списке использованной литературы дан перечень имеющейся лингвистической литературы, указаны текстовые и лексикографические источники работы.
Приложение 1 представляет собой перечень опорных схем и таблиц, использованных в работе, приложение 2 включает в себя план-конспект урока русского языка в 7 классе общеобразовательной школы на тему «Научный стиль, стилевые черты и лингвистическое своеобразие».

Глава 1. Теоретические и лингвистические основы описания научных трудов Л.В. Щербы
§ 1. Теоретические основы описания научных текстов в современной лингвистике
Щерба Лев Владимирович (1880-1944), российский языковед, академик АН СССР (1943). Глава Ленинградской фонологической школы. Труды по проблемам общего языкознания, русистики, романистики, славистики, лексикографии, педагогики.
Как и его учитель И.А. Бодуэн де Куртенэ, Л.В. Щерба стоит на рубеже двух эпох в развитии науки о языке — старой, которую можно условно назвать «младограмматической», и новой, связанной на Западе с «Курсом общей лингвистики» Ф. де Соссюра и с направлениями европейского структурализма. От языкознания второй половины XIX в. идет и у Бодуэна, и у Щербы психологизм — общая черта многих лингвистов того времени, как и провозглашенное младограмматиками (но не всегда на практике осуществлявшееся ими) обращение к живому языку, к устной речи, к «говорящему человеку». Но и Бодуэн, и Щерба прокладывают новые пути — пути функционального подхода к языку, к его единицам и их системным связям, т. е. того подхода, который получил дальнейшее развитие в концепциях Пражского лингвистического кружка, а затем у А. Мартине, Э. Косериу и других представителей «функциональной лингвистики» и в работах многих советских лингвистов — В.В. Виноградова, Московской фонологической школы, в значительной степени А.И. Смирницкого и др.
Бодуэн формулирует идею «двоякого деления человеческой речи» и создает учение об основных единицах языка и лингвистического анализа; Щерба, развивая мысль Бодуэна «о связи фонетических представлений с представлениями морфологическими, синтаксическими и семасиологическими», кладет эту связь в основу определения фонемы. Тем самым понятие фонемы впервые получает то, еще отсутствующее у Бодуэна существенное уточнение, с которым оно и входит затем в мировую науку.
Если в работах Бодуэна «встречается только намек на разграничение языка и речи», то Щерба создает свое учение о трояком аспекте языковых явлений, своеобразно перекликающееся со знаменитой соссюровской антиномией la langue—la parole, но в некоторых отношениях более плодотворное, чем учение Соссюра, в частности в качестве основы современных психолингвистических исследований речевой деятельности, проблем усвоения языка, проблем понимания и т. д. и для сформулированного уже Щербой принципа лингвистического эксперимента, ставшего особенно актуальным для почти всех областей языковедения второй половины нашего века. Отметим также, что, четко различая синхронический и диахронический аспект в исследовании языка, Л.В. Щерба, как и Бодуэн, никогда не считал, что «историческое» и «актуальное» разделены в самом языке непроходимой пропастью, и всегда видел тесную связь между ними. В этом вопросе точка зрения Л.В. Щербы сходна не столько с жесткой позицией Ф. де Соссюра, сколько с более гибкой позицией Пражского лингвистического кружка и, конечно, большинства современных советских языковедов.
Щерба кладет начало такой лингвистической дисциплине XX в., как теория лексикографии, в значительной мере — исследованиям интерференции при языковом смешении, как и современной научной методике преподавания иностранных языков. Сейчас, когда прошло более трех десятилетий после кончины Л.В. Щербы, мы видим, что во многих отношениях его вклад предстает еще более весомым и значительным, чем это могло казаться 20—30 лет тому назад. К трудам Щербы еще долго будут обращаться языковеды и находить в них все новые и новые грани, попеременно выступающие на передний план в меняющемся свете все новых и новых научных задач.
Характерной чертой ранних работ Л.В. Щербы был психологизм. В «Русских гласных» он говорит, прежде всего о «психологическом анализе» понятия фонемы; в предисловии к «Восточнолужицкому наречию» он пишет, что его книга «является попыткой всестороннего, по возможности исчерпывающего, психологического описания говора».
Для оценки этой черты щербовских работ можно было бы воспользоваться следующими его словами, сказанными о Бодуэне: «Мне кажется, что психологизм Б. легко вынуть из его лингвистических теорий — и все в них останется на месте». Было бы, однако, совершенно неверно трактовать эти слова слишком упрощенно. Психологизм Л.В. Щербы, как и Бодуэна, не ограничивался частым обращением к психологической терминологии. Не следует забывать того, что в университетские годы Л.В. Щерба много занимался психологией и что капитальный труд В. Вундта о языке многие годы был у него настольной книгой. [7,68]
Психология была для Л.В. Щербы средством, которое, по его представлению, позволяло ему через языковое сознание носителей языка лучше познать сущность языка и раскрыть его структуру. Именно в сознании человека он находил инвариантные единицы, которые реализуются в речи в виде множества вариантов. Психологическую природу этих инвариантных единиц (представлений) он противопоставлял физической природе их реализаций в речи. Если учесть, что инвариантность соответствующих единиц Л. В. определял, основываясь на тождестве их языковых функций, то за таким пониманием языковых явлений нетрудно увидеть противопоставление языка и речи, а в таком случае за психологической оболочкой щербовских высказываний обнаруживается собственно лингвистическое содержание, которое легко освобождается от этой оболочки. Однако сам Л.В. Щерба в то время скорее отождествлял психическое и языковое. [12,51]
Психологическая установка хорошо сочеталась у Л. В. с задачей синхронического изучения живой устной речи, которая стояла перед ним в период его занятий восточно-лужицким наречием. Только изучая языковые процессы, протекающие в сознании человека, можно, как думал Л.В. Щерба, дать адекватное описание синхронного состояния языка и избежать привнесения в такое описание «каких-либо чуждых ему категорий, не имеющих основания в психике говорящего». В описательной части мне нет дела до истории; меня интересует лишь то, как чувствуют и думают говорящие», — писал он там же. Однако синхронное состояние языка представлялось Л.В. Щербе не статическим, а динамическим, поэтому он утверждал, что «хорошее психологическое описание данного языка в данный момент времени само по себе дает понятие о ближайшем его прошлом и возможном будущем».
Если попытаться резюмировать все сказанное выше и сформулировать в одной фразе теоретическую позицию раннего Л.В. Щербы, то такой фразой будет: вне человека и без человека понять язык невозможно.
Научное творчество Л.В. Щербы было очень разнообразным. Он писал и на общелингвистические темы, в частности общефонетические, и о различных аспектах отдельных языков (главным образом русского), и о звуковом строе языков (русского, французского), и о лексикографии, и о методике преподавания иностранных языков, и о графике и орфографии. [16,73]
Широта лингвистических интересов, глубина и оригинальность развивавшихся Л.В. Щербой идей выдвинули его в первые ряды советских языковедов. Его общелингвистические взгляды были полное всего изложены им в статье «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании», опубликованной к 1931 г., и в работе «Очередные проблемы языкознания», которую он не успел закончить и которая была напечатана уже после его смерти. Первая была результатом глубокого пересмотра Щербой унаследованной им от Бодуэна психологической трактовки языка и соответствующих методов его изучения. Пересмотр этот заключался не в прямой критике старых взглядов, а в поисках внутренних особенностей, присущих объекту языковедения, которые могли послужить основанием для этих взглядов.
Важнейшим положением, выдвигаемым здесь Щербой, было различение речевой деятельности, языковой системы и языкового материала. При этом на первом месте стоит речевая деятельность, т. е. процессы говорения и понимания; она возможна благодаря наличию второго аспекта — языковой системы, т. е. словаря и грамматики, которые не даны в непосредственном опыте, «ни в психологическом, ни в физиологическом», а могут выводиться только из языкового материала, т. е. «совокупности всего говоримого и понимаемого в определенной конкретной обстановке в ту или другую эпоху жизни данной общественной группы». [18,71] Таким образом, в языковой системе мы имеем «некую социальную ценность, нечто единое и общеобязательное для всех членов данной общественной группы, объективно данное в условиях жизни этой группы». [43,56] Психофизиологическая речевая организация индивида является лишь проявлением языковой системы. «Но само собой разумеется, — пишет Щерба, — что сама эта психофизиологическая речевая организация индивида вместе с обусловленной ею речевой деятельностью является социальным продуктом». [43,61]
Весьма существенным для концепции Щербы является то, что в отличие от Соссюра, рассматривавшего язык и речь как хотя и связанные между собой, но независимые сферы, Щерба говорил об аспектах лишь искусственно разграничиваемого единого целого, [21,90] «так как очевидно, — писал он, — что языковая система и языковой материал — это лишь разные аспекты единственно данной в опыте речевой деятельности, и так как не менее очевидно, что языковой материал вне процесса понимания будет мертвым, само же понимание вне как-то организованного языкового материала (т. е. языковой системы) невозможно». [21,106]
Владение языковой системой позволяет говорящему создавать и понимать тексты хотя и по определенным правилам, «но зачастую самым неожиданным образом». Щерба подчеркивает при этом важность содержательной стороны. При создании текстов действуют, читаем мы, «не только правила синтаксиса, но, что гораздо важнее, — правила сложения смыслов, дающие не сумму смыслов, а новые смыслы...». [27,83]
«Если бы наш лингвистический опыт, — писал Щерба в другой работе, — не был упорядочен у нас в виде какой-то системы, которую мы и называем грамматикой, то мы были бы просто понимающими попугаями, которые могут повторять, и понимать только слышанное». [27,85]
В статье «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» Щерба подвергает критике свои старые работы, касающиеся субъективного метода (в частности, метода самонаблюдения). Он настаивает на необходимости эксперимента в лингвистических исследованиях, ванжность которого подчеркивается уже самим названием статьи. Только эксперимент может дать в руки лингвиста «отрицательный языковой материал», который характеризуется Щербой следующим образом: «... в "текстах" лингвистов обыкновенно отсутствуют неудачные высказывания, между тем как весьма важную составную часть "языкового материала" образуют именно неудачные высказывания с отметкой "так не говорят", которые я буду называть "отрицательным языковым материалом". Роль этого отрицательного материала громадна и совершенно еще не оценена в языкознании, насколько мне известно». [13,56]
Эксперимент, по Щербе, — это самый надежный путь для проникновения в сущность языка, в идиоматичность отдельных языков. Именно признанием преимущества экспериментальных методов, неприменимых при анализе старых текстов, объясняется тот интерес Щербы к исследованию живых языков, который столь для него характерен.
Статья «Очередные проблемы языковедения», частично перекликающаяся с рассмотренной выше статьей «О трояком аспекте языковых явлений», посвящена главным образом выяснению принципов адекватного описания языков, построения грамматик и словарей, которые бы, по словам Щербы, «отвечали языковой действительности и которые были бы свободны от всяких традиционных и формалистических предрассудков». [8,69] Созданию «действительно хороших описаний» мешает то, что лингвисты находятся под влиянием латинской грамматики, «от которой они лишь с великим трудом и только очень постепенно освобождаются», «и изучаемый язык в той или иной мере воспринимается ими в рамках и категориях родного».[8,75]
Познание структуры человеческого языка, вообще являющейся, как об этом часто говорил Л.В. Щерба, единственным предметом языковедения как науки, требует изучения не только языков культурных народов. «Три типа языков, — читаем мы в той же статье, — нуждаются в первую голову в "беспредрассудочном" изучении. Это, во-первых, языки племен, стоящих на низком уровне развития... Во-вторых, требуют пристального изучения языки жестов... Третий тип языков, который, по-моему, нуждался бы в пристальном изучении, — это язык всевозможных афатиков». [36,117]. Как и всегда, Щерба отмечал и практическое значение исследования подобных языков.
1 2 3 4 5 Следующая страница


Синтаксические особенности научных текстов Л В Щербы

Скачать дипломную работу бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/53387



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com