Реферат на тему "Реставрация каменных зданий"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Реферат на тему Реставрация каменных зданий

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Реферат *
Размер: 0.54 мб.
Язык: русский
Разместил (а): FEMIDA
1 2 3 4 5 6 Следующая страница

добавить материал

Общие соображения
Реставрация  каменных  зданий — процесс очень сложный. Основа   его — тщательное и подробное исследование натурных остатков древних  форм   и  конструкций.
После постановки лесов реставратор дол­жен подвергнуть здание и его элементы пов­торному тщательному изучению с проведени­ем в необходимых случаях новых зондажей или частичных раскрытий, сделать подробный археологический обмер (если он не был произ­веден раньше), составить схемы или карто­граммы разновременных кладок, расположе­ния сохранившихся фрагментов или следов утраченных деталей, произвести их графиче­скую или фотофиксацию и т.п. Внимательно должны быть продуманы последовательность процессов, конкретные приемы избранной ме­тодики, которая после утверждения проекта реставрации подвергается дальнейшему уточ­нению и детализации. Если возникает потреб­ность внесения изменений в проект, об этом должна быть извещена инспекция по охране памятников культуры.
Прежде всего нужно определить, находятся ли какие-либо конструкции, части памятника, элементы его декора в аварийном состоянии. В этом случае работы должны быть начаты с ликвидации аварийности путем установки временных креплений, ограждения опасных мест, а в отдельных случаях—временного снятия поврежденных деталей. Архитектор непосредственно руководит этой работой, для которой составляются подробные и ясные маркировочные чертежи, на которых каждая деталь получает четкое обозначение. Чертежи должны быть размножены, так как случайная утеря единственного экземпляра может иметь катастрофические последствия. Затем архи­тектор должен проследить за разборкой про­маркированных деталей и за системой их складывания и хранения, учитывая, что бесси­стемное хранение крайне затруднит дальней­шие работы по сборке. Он же должен руково­дить и работами по сборке. После сборки, но до удаления маркировочных знаков, для отчетности  выполняется  фотофиксация.
Следующей стадией работ должно быть выполнение основных инженерных работ по укреплению конструкций памятника, рассчи­танных на длительный срок и осуществляемых в соответствии со специально разработанным проектом. Лишь после того, как обеспечена конструктивная устойчивость памятника, сле­дует переходить собственно к его реставрации.
В обязанности архитектора входит следить . чтобы при реставрации тщательно сохранялись все представляющие архитектурную ценность предметов, обнаруженные в ходе работ: архитектурные детали, образцы древних строительных материалов, бытовая керамика и т.д.  ценные предметы должны передаваться с соответствующей аннотацией в местные музеи или специальные хранилища реставрационных мастерских, а в отдельных случаях когда они представляют исключительную художественную или историческую ценность , - в центральные музеи. Менее ценные предметы хранятся на объекте до конца реставрации.
Качество реставрации в большей мере  зависит не только от проекта , но и от его осуществления . Высокое строительное качество , характер сочетания фактуры подлинных и дополняемых частей, принятый способ маркировки новых включений, умение сохранить «патину времени», не теряя естественности и живописности облика памятника , именно от этого в конечном итоге зависит производимое им впечатление. Для этого нужен тесный контакт в работе автора – архитектора и мастеров – реставраторов.
Первым    условием     является правильный выбор породы    камня и отбор пригодных для реставрации блоков. К   сожалению, возмож­ности применения камня того же месторожде­ния, которое   использовалось при возведении здания, бывают порой сильно осложнены  не­возможностью    возобновления   разработок, и реставратору    приходится      ориентироваться на камень,    добываемый    в  одном из действующих карьеров. При    определении пригод­ности камня наряду с    техническими его ха­рактеристиками   (предел  прочности, морозо­стойкость,    паропроницаемость,   засоленность и др.) важное значение   имеют декоративные качества и возможность    его обработки. По­этому участие архитектора наряду со специа­листами-технологами  в    выборе    карьера-по­ставщика и отбраковке идущего на реставра­цию камня следует считать обязательным.
Вторая задача архитектора — определение рисунка кладки восстанавливаемых частей. В некоторых случаях, когда этот рисунок имеет регулярный характер (главным образом в памятниках классицизма), а также при вставке отдельных блоков, размеры которых  заранее известны, могут быть изготовлены рабочие чертежи, по которым вне стройпло­щадки организуется заготовка камня опреде­ленных размеров. В других случаях, в особен­ности при нерегулярной кладке из грубо оте­санных блоков или валунов, подбор камня осуществляется непосредственно на месте. Эта работа не может быть доверена случай­ным исполнителям и требует постоянного присутствия на объекте архитектора - автора проекта или его квалифицированного помощ­ника.
Третья, столь же важная задача архитек­тора —   воспроизведение фактуры и характера обработки камня. Архитектор должен научить мастеров-каменщиков повторению индивиду­ального почерка кладки, присущего данному .конкретному сооружению. При этом, однако, не ставится задача полной имитации старой техники, так как воспроизводятся лишь те элементы, которые существенны для сохране­ния цельности восприятия памятника. Применение большого набора современных камнеобрабатывающих инструментов позволяет достигать очень разнообразной фактуры поверхности камня и вместе с тем делает новые дополнения отличимыми от подлинных частей. Следует также внимательно соблюдать и характер швов – их толщину, наполненность, гладкость затирки, цвет (последний может несколько отличаться от цвета изначального раствора, но лишь в пределах, исключающих впечатление назойливой пестроты).
Важным подспорьем оказывается иногда нерегулярность каменной кладки, позволяющей в ряде случаев безошибочно установить, соседствовали ли между собой два найденных блока со сходной архитектурной обработкой или же они относятся к разным , хотя бы и композиционно однотипным, частям здания. В первом случае можно бывает составить из найденных деталей значительные фрагменты архитектурной композиции, что для реставратора исключительно важно.
Именно так уда­лось почти полностью собрать из найденных блоков один из кокошников, окружавших барабан собора Андроникова монастыря. При реставрации церкви Воскресения в Кадашах в Москве было обнаружено большое количе­ство разных блоков завершения, венчающих здание декоративных парапетов, на основе со­поставления которых был восстановлен их пер­воначальный рисунок; обломки деталей, даже относительно небольшие, были использованы при реставрации.    Бывают и более    сложные случаи. Так, например, у того же собора Андроникова монастыря были найдены блоки капителей колонок барабана, сохранившие отпечаток их ствола, а также части аркатуры и блоки карниза, состоявшего из городчатого узора и поребрика. Принадлежность всех этих деталей именно барабану доказывалась соответствующей кривизной их лицевой по­верхности, а взаимное расположение деталей недвусмысленно определялось на основании изучения системы декора памятников Влади-ро-Суздальской Руси и раннего периода мос­ковского зодчества.
Иногда древние детали сохраняются в столь большом количестве, что позволяют ре­конструировать полностью утраченные части памятника. Например, анализ древних рез­ных блоков Георгиевского собора в Юрьеве-Польоком (1230—1234), примененных во вто­ричном использовании при его перестройке в 1471 г., позволил его исследователям — К- К. Романову, Н. Н. Воронину, Г. К. Ваг­неру, А. В. Столетову — высказать ряд убеди­тельных предположений о первоначальном виде памятника. В данном случае речь шла о теоретической реконструкции, поскольку па­мятник носит комплексный характер, и зада­ча удаления частей XV в., естественно, не ставилась.
Стены с открытой поверхностью кладки, вообще говоря, довольно характерны для со­оружений отдаленных эпох — античности и средневековья. Когда мы имеем дело с по­добным памятником, представляющим не только архитектурный, но и археологический интерес, то обозначение новых включений со­вершенно обязательно. Однако способы обоз­начения могут быть весьма различны. Так, зрительное отличие новых частей может быть достигнуто за счет применения другого мате­риала. В начале нашего столетия практикова­лось использование материала резко 'контра­стного— кирпича вместо естественного камня, бетона вместо кирпича и т. п. Общее впечат­ление от памятника в этом случае оказыва­лось по большей части малоудачным, так как пестрота зрительно разрушала архитектурную форму. Поэтому сейчас чаще применяют ма­териалы, отличающиеся от материала под­линника нюансами цветового оттенка или фак­туры. Классический пример замены материа­ла в дополненных частях — реставрация ар­ки Тита в Риме архитектором Валадье — вос­ходит еще к 1821 г.
Другой способ обозначения включений — выделение их контура — в настоящее время широко распространен. Он имеет то преиму­щество, что новые части по характеру кладки, цвету и фактуре могут быть максимально при­ближены к древним, и тем самым не нарушится единство восприятия памятника. При регу­лярной кладке, например, контур можно выя­вить заглубленным швом, при кладке из бло­ков неправильной формы с толстыми швами — прокладкой слоя битой черепицы и т. п.
При реставрации памятников античного периода нередко применяется условный способ заглубления плоскости новых включений на 2—3 см по отношению к плоскости древней кладки. Особенно распространен этот прием в I зарубежной реставрационной практике. При всей простоте и, казалось бы, универсальности его он имеет один существенный недостаток: при небольших размерах новых вставок он сильно дробит плоскость стены, а при наличии профилей или других выступающих элементов вызывает появление своего рода раскреповок, искажающих архитектурную форму. Поэтому заглубление поверхности как способ обозначе­ния реставрационных включений наиболее ус­пешно применимо при наличии больших, сла­бо расчлененных плоскостей.
То, что было сказано выше о необходимости сохранения в реставрационных добавлениях характера кладки из естественного камня, в определенной мере может быть отнесено и к реставрации кирпичных элементов, во всяком случае тех, которые имеют открытую поверх­ность кладки или же тонкую обмазку,, не скры­вающую полностью фактуру стены. Поэтому первое требование, предъявляемое в этих слу­чаях,—применение кирпича, соответствующе­го по своим размерам, а нередко также по цве­ту и фактуре древнему кирпичу, из которого сложен памятник. Использование кирпича то­го же размера, что и древний, необходимо еще и для обеспечения правильной перевязки но­вых добавлений со старой кладкой, и для со­блюдения габаритов тех восстанавливаемых деталей, размеры которых кратны размерам кирпича. Как правило, для целей реставрации используется кирпич, изготавливаемый по спе­циальному заказу: например, плинфа при ре­ставрации памятников домонгольского перио­да, «большемерный» кирпич при реставрации среднерусских построек XV—XVII вв., «мало­мерный»— при реставрации некоторых москов­ских сооружений XVI в. и т. д. Применение современного кирпича, не соответствующего по I размерам старому, допустимо для зданий, стены которых скрыты штукатуркой.
В древности фигурные и профилированные кирпичи изготовлялись как путем    формовки, так и (что значительно чаще)  путем тески из 1 целого кирпича. Широкое применение    тески, было связано с трудностью предусмотреть за­ранее нужное число кирпичей разного профи­ля,    раскреповок    и    других   деталей.      При современном     индустриальном    изготовлении кирпича заготовка формованных профилей сопряжена с еще большими сложностями, по­этому при реставрации используется, как пра­вило, теска кирпича вручную. Этот способ не только трудоемок, но и несовершенен по ре­зультатам, так. как при теске на поверхности кирпича от удара кирки образуется множество мельчайших трещин, ускоряющих в дальнейшем его разрушение. Поэтому иногда делаются по­пытки изготовления профильного кирпича без тески. При реставрации паперти Спасского мо­настыря в Ярославле часть профилей была от­формована из цементной массы с добавлением пигмента, что, однако, дало малоудовлетвори­тельный результат как с технической, так и с эстетической стороны. Значительно более удачным оказался опыт реставрации Троицко­го собора в Осташкове, наличники которого вы­полнены из большого количества разнообраз­ных фигурных кирпичных деталей. Вместо тески обожженного кирпича на стройплощад­ке реставраторы прибегли к вырезанию нуж­ных деталей из отформованного заводским способом и подготовленного к обжигу сырцо­вого кирпича, что не только существенно об­легчило их труд, но и позволило достичь хоро­шего качества кирпичных деталей.
Использование старого кирпича, получен­ного из разборки, для целей реставрации не рекомендуется, поскольку, как показала прак­тика, кирпич вторичного использования, каза­лось бы, вполне хорошего качества, быстро разрушается, особенно в тесаных профилях.
Восстановление утраченных элементов древних кирпичных зданий имеет свою специ­фику, обусловленную постоянством размеров кирпича в пределах всего сооружения. Напри­мер, при сплошном повреждении поверхности кирпичей может быть легко установлено пер­воначальное положение плоскости фасада, что для кладки из гладкотесаных блоков часто оказывается невозможным. Аналогичным об­разом при сбитых выступающих кирпичных деталях — пилястрах, карнизах, колонках и т. п. — оказывается возможным точно опреде­лить их вынос. Это свойство кирпичной клад­ки— сохранять в отбуточной части отпечатки, позволяющие восстановить конфигурацию' внешней поверхности стены, — широко исполь­зуется для так называемой «разверстовки»,  метода, впервые использованного П. Д. Бара­новским при реставрации памятников Болдина монастыря и впоследствии принятого многими реставраторами.
Подготовительная стадия разверстовки сво­дится к анализу кладки на основе тщательно­го визуального осмотра. Для русских средне­вековых построек (XV—XVII вв., а часто и позднее) характерно применение так называе­мой готической перевязи, при которой в каж­дом ряду по фасаду последовательно чередуются тычки и ложки. Способы перевязки угла для этой системы также вполне определенны: на угол выходят либо трехчетвертной кирпич и тычок, либо ложок и тычок, за которым сле­дует мелкая вставка (около четверти кирпи­ча), позволяющая перейти далее к правильно­му рисунку кладки. Отклонения от четкой си­стемы носят иногда случайный характер, но очень часто перебивка рисунка кладки бывает связана с выкладкой проемов или каких-либо архитектурных деталей. Поэтому в зоне поздних пробивок, где можно предполагать суще­ствование изначальных проемов, ниш или эле­ментов декора, должны быть проанализирова­ны все отклонения от правильной системы кладки, отмечены ряды, с которых начинается перебивка ее рисунка, проверена возможность заполнения целым числом ложков и тычков имеющегося пролома и т. п. Необходимо так­же проверить, уложены ли кирпичи по краю пробивки перпендикулярно поверхности стены или же под углом к ней, что может оказаться свидетельством существования здесь древнего проема с трапециевидной в плане амбразурой.
На следующей стадии на участках, где бы­ли замечены отклонения от правильного ри­сунка кладки, в характерных местах произво­дится вырубка сохранившихся в толще стены остатков сбитых кирпичей, с тем, однако, что­бы раствор за кирпичом остался нетронутым. На место выбитых вставляются целые кирпи­чи, внешние грани которых дадут в плане ри­сунок, либо совпадающий с габаритами утра­ченного проема, либо в некоторых случаях по­зволяющий путем логически бесспорных до­полнений восстановить такие габариты. Если же ни проема, ни иного архитектурного эле­мента на данном месте не было, это также ста­нет ясным по результатам разверстовки. Вы­рубка кирпичей обязательно должна произво­диться, по крайней мере, в двух смежных ря­дах, и лишь при совпадении полученных ре­зультатов можно быть уваренным в справед­ливости сделанных выводов. Дальнейшие про­верка и уточнение могут быть осуществлены при сплошном расштрабливании кладки в хо­де реставрации утраченного элемента..
Применение метода разверстовки оказыва­ется иногда возможным и в тех случаях, когда памятник сложен из кирпича, различного по размерам и форме. Так, например, при реставрации церкви Пятницы в Чернигове П. Д. Ба­рановским было замечено, что для выкладки откосов окон строители применили специаль­ную трапециевидную плинфу, оставляющую в местах растески характерный рисунок непа­раллельных между собой швов. Это наблюде­ние было использовано для реконструкции.
1 2 3 4 5 6 Следующая страница


Реставрация каменных зданий

Скачать реферат бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/5695



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com