Реферат на тему "Революция 1917 года в России"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Контрольная работа на тему Революция 1917 года в России

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Контрольная работа *
Размер: 48.18 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Наталья
Предыдущая страница 1 2 3 4 Следующая страница

добавить материал

Отныне сотрудничество (соглашательство, как выражались большевики) с буржуазией становилось краеугольным камнем го­сударственной политики меньшевистско-эсеровского блока. Оно имело своим назначением, во-первых, объединение всех «живых сил» для решения основных задач революции, а, во-вторых, под­талкивание Временного правительства к более глубоким демок­ратическим преобразованиям. Эту линию правые социалисты выдержали до конца, хотя она не всегда себя оправдывала и, в конечном счете, привела страну к такой критической ситуации, которая разрешилась установлением диктатуры пролетариата.
На левом фланге революционно-демократического лагеря на­ходились большевики, которые занимали особую позицию в оцен­ке характера, движущих сил и значения революции. К началу февральских событий эта партия не была еще массовой. В ней, по последним данным, насчитывалось 24 тыс. членов, тогда как у меньшевиков числилось около 200 тыс., а у социалистов-револю­ционеров приблизительно до 800 тыс. членов. Относительная ма­лочисленность большевистской партии являлась следствием не столько крупных потерь в результате поражения первой русской революции и наступившей затем реакции (правые социалисты потеряли не меньше), сколько слабым влиянием в массах, недо­статочной популярностью ее политической программы. Конеч­но, Ленин и его сторонники признавали необходимость буржуаз­но-демократической революции (программа-минимум), но для них она являлась всего лишь условием осуществления социалисти­ческой революции и установления диктатуры пролетариата. В условиях отсталой крестьянской страны, обремененной феодаль­но-крепостническими пережитками, социалистическая идея не воспринималась массами, оставаясь знаменем наименее обеспеченных слоев рабочего класса и интеллигенции.
По вопросу о социализме, как конечной цели революционно­го движения, среди социалистов принципиальных разногласий не было. Но, если меньшевики и эсеры считали возможным до­стижения такого общества лишь в результате более или менее длительного процесса капиталистического развития страны, то большевики требовали перехода к социалистической революции в сущности сразу же после свержения самодержавия. Правда, на­сущная необходимость буржуазных преобразований была столь очевидной, что и многие ортодоксальные марксисты склонялись до возвращения Ленина в Россию к условной поддержке Времен­ного правительства. В своих «Апрельских тезисах» вождь боль­шевистской партии предложил переходить от первого этапа рево­люции, давшего власть в руки буржуазии, ко второму ее этапу, в результате чего властью должны будут овладеть пролетариат и беднейшее крестьянство. Фактически это означало призыв к ус­тановлению диктатуры пролетариата, что было явно преждевре­менным, поскольку буржуазная революция еще только разверты­валась и далеко не исчерпала своего прогрессивного потенциала.
Ленин не мог считаться с большим авторитетом новой власти в народе. Поэтому он не предлагал свергнуть Временное правительство, как буржуазно-помещичье, а считал необходимым только лишить его всякой поддержки со стороны революционной демократии, выдвинув лозунг «Вся власть Советам!». Характерно, что экономические пункты «Апрельских тезисов» в целом не вы­ходили за рамки демократических преобразований. Их осущес­твление Ленин назвал «шагами к социализму», подчеркивая невозможность его немедленного введения. Таким образом, поли­тические постулаты ленинской программы дальнейшего разви­тия революции, сводившиеся к идее установления диктатуры про­летариата, не состыковывались с понятием социалистическая эко­номика. На это обстоятельство обращали внимание серьезные оппоненты большевиков. В частности, Н.Н.Суханов прямо ука­зывал на отсутствие у Ленина экономического обоснования не­избежности перехода всей полноты государственной власти к пролетариату и беднейшему крестьянству.
Ленинские тактические установки на переход ко второму эта­пу революции, которые из-за несоответствия реально сложившейся ситуации поначалу были отвергнуты даже в самой партии, тем более не стали лозунгами революционных масс. Не в пользу ра­дикального крыла социалистов сработала в первые дни револю­ции и его позиция по вопросам войны и мира. Большевики со своим требованием превращения войны империалистической в войну гражданскую не сумели сразу правильно сориентировать­ся в новой обстановке, учесть громадную популярность призы­ва к защите революционного отечества, с которым выступили буржуазия и правые социалисты после свержения самодержавия. А.Г.Шляпников считает, что в условиях широкого демократиз­ма курс меньшевиков и эсеров на достижение социального мира, на сотрудничество с Временным правительством оказался более популярным в народе, чем предложенная Лениным социалисти­ческая перспектива. Именно этим он объясняет безусловное ли­дерство правых социалистов в политической жизни страны в те­чение весьма длительного периода развития революции.
Однако, в конечном счете соотношение политических сил из­менилось коренным образом, и большевики из сравнительно ма­лочисленной организации революционеров к октябрю 1917г. пре­вратились в массовую партию, насчитывавшую в своих рядах не менее 350 тыс. членов. Причина этого феномена заключалась в том, что Ленин и его сторонники выбрали в нужный момент един­ственно правильную тактику, временно сняв с повестки дня свою программу-максимум и оставив на вооружении наиболее близкие народу демократические лозунги. Расчет был абсолютно точным: буржуазия и другие реакционные элементы старого общества не позволят Временному правительству, поддерживаемому правыми социалистами, довести революцию до логического конца и тем самым толкнут широкие массы под знамена большевистского ра­дикализма. Так оно и произошло.
Наиболее острое политическое противостояние возникло и не­прерывно усиливалось в ходе революции по вопросу об отноше­нии к войне. Настойчивыми призывами к защите революцион­ного отечества от нашествия немецких варваров Временному пра­вительству и соглашательскому руководству Петроградского Со­вета удалось на время вдохнуть боевой дух в армию, которая пос­ле свержения самодержавия жила ожиданиями близкого мира. Но угар оборончества быстро рассеивался, чему способствовала не столько активная антивоенная пропаганда большевиков, сколько практика жизни. Оказалось, что война нисколько не оборони­тельная, как говорили новые власти, а по-прежнему носит импе­риалистический, захватнический характер. Это подтвердила нота министра иностранных дел Милюкова, опубликованная 18 апре­ля. В ней говорилось, что Россия остается верной своим обяза­тельствам перед союзниками в отношении полного сокрушения германо-австрийского блока и передела его территориального наследства. Нота вызвала бурный протест демократической об­щественности и привела к отставке двух наиболее одиозных фи­гур буржуазного кабинета — Милюкова и военного министра Гуч­кова. Это был первый серьезный кризис новой власти, который удалось разрешить путем включения в состав Временного прави­тельства представителей правых социалистических партий. 5 мая начал функционировать новый коалиционный кабинет, в кото­ром числилось 6 министров-социалистов и 10 министров-капи­талистов. Премьером остался князь Львов. Буржуазия, таким образом, вышла из положения, разделив с демократией ответствен­ность за судьбы страны. Нота Милюкова была дезавуирована и представлена как его частная инициатива. Курс на защиту рево­люционного отечества не претерпел никаких изменений, а призыв большевиков добиваться прекращения войны и заключения демократического, ненасильственного мира, который содержался в «Апрельских тезисах» Ленина, не нашел поддержки в массах.
Между тем на фронте готовилось крупное наступление. Оно имело не столько военное, сколько политическое значение, а именно: поддержать оборонческие настроения в армии и в наро­де. Социалистические партии приняли в этой акции самое дея­тельное участие. Эсер Керенский, занявший в коалиционном Правительстве пост военного министра, лично руководил подго­товкой наступления. Операция началась 18 июня на Юго-Запад­ном фронте. Как и следовало ожидать, из-за плохой подготовки оно закончилось неудачей. За 10 дней боевых действий войска фронта потеряли около 60 тыс. солдат убитыми и ранеными.
Провал июньского наступления заметно подорвал веру солдат в справедливость продолжающейся войны, хотя в целом армия еще поддерживала внешнюю политику Временного правительст­ва. Но события на фронте имели более глубокие политические последствия. Вкупе с другими факторами они способствовали крайнему обострению противоречий между демократическими силами, требующими радикальных перемен, и буржуазно-поме­щичьей реакцией, которая стремилась свернуть революцию, ос­тановить ее дальнейшее движение любыми средствами. Противоречие вылилось в прямое военное столкновение этих сил, закончившееся расстрелом вооруженной демонстрации рабочих и сол­дат в Петрограде 5 июля. Июньский кризис вызвал существен­ные изменения в правящей коалиции. Было сформировано новое коалиционное правительство, в котором преобладали правые со­циалисты. Возглавил его А.Ф.Керенский. Состав и программу деятельности правительства одобрил руководимый правыми социалистами ВЦИК Советов, избранный I Всероссийским съез­дом Советов рабочих и солдатских депутатов, состоявшемся 3-24 июня.
Огромное воздействие на соотношение политических сил в революции оказывало крестьянское движение. Стремясь взять его под контроль и не допустить стихийного разрушения сохранив­шихся полуфеодальных форм землевладения и землепользования, Временное правительство сразу же занялось аграрным вопросом. 9 марта оно приняло постановление, в котором заявило о своем намерении немедленно приступить к упорядочению земельных отношений и подготовке материалов, необходимых для принятия соответствующего закона Учредительным собранием. Крестьянам разъяснялось, что свои споры с помещиками они могут решать именно законным путем, а не с помощью насильственных захва­тов. Был создан Главный земельный комитет и его местные отде­ления в губерниях, уездах и волостях в целях подготовки рефор­мы и регулирования земельных отношений до созыва Учреди­тельного собрания.
Как вспоминает А.Ф.Керенский, в основу аграрной рефор­мы правительство положило принцип: вся обрабатываемая земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает. Но такая поста­новка вопроса вызвала, по словам автора, яростное сопротивле­ние помещиков, которые всеми силами старались сорвать разви­тие аграрной революции, а свое отношение к правительству вы­разили тем, что в августе приняли участие в попытке его сверже­ния (имеется в виду корниловский мятеж). Бывший премьер умол­чал в своих мемуарах о том,  что в конечном счете возобладала точка зрения кадетов, предлагавших в целом сохранить помещичьи латифундии и передать крестьянам лишь долю частновладельчес­ких земель, причем обязательно за справедливое вознаграждение. Именно в этом духе был выдержан земельный законопроект, сос­тавленный последним министром сельского хозяйства эсером Масловым. Естественно, крестьян не устраивали ни сроки, ни сущность проводимой реформы. Аграрное движение не затухало, а развертывалось с новой силой. Уже в марте оно охватило уезды Казанской, Калужской, Курской, Могилевской, Новгородской, Пермской, Псковской, Пензенской, Симбирской, Уфимской гу­берний. Керенский признавал, что летом и осенью 1917г. кресть­янские выступления приняли крайнюю форму, вылившись в раз­громы помещичьих имений, и что правительство вынуждено было прибегнуть к вооруженной силе.
Знаменательно, что нежелание буржуазии немедленно и ра­дикально решать крестьянский вопрос разделяли ради политики соглашательства и правосоциалистические партии, прежде всего социалисты-революционеры. Как известно, эта партия в свое вре­мя выступила с наиболее радикальной аграрной программой, ко­торая предусматривала социализацию (национализацию) земли и ее уравнительное распределение. Придя к власти, эсеры факти­чески отказались от прежних установок и устами своего лидера Чернова заявили через газету «Дело народа» о естественности решения аграрного вопроса через Учредительное собрание. Между тем идея социализации земли прочно владела умами крестьянских масс. Об этом свидетельствуют 242 крестьянских наказа, оглашенных на Всероссийском съезде Советов крестьянских депутатов, который открылся 4 мая 1917г. В наказах выдвигались требования безвозмездной отмены частной собственности на все земли, включая надельную, конфискации помещичьих владений, всего живого и мертвого инвентаря, организации новой системы землепользования на уравнительных началах. Съезд признал, что в полном объеме вопрос должен быть решен Учредительным собранием, но до его созыва землю предлагалось передать в ведение земельных комитетов, правда, с согласия Временного правительства.
Большевики очень умело воспользовались ситуацией, возник­шей в результате фактического отказа буржуазии и правых социа­листов безотлагательно проводить земельную реформу. Они при­звали крестьян немедленно забирать землю у помещиков с тем, чтобы Учредительное собрание, когда оно соберется, узаконило эту акцию. Таким образом, начиная с «Апрельских тезисов», где впервые был выдвинут лозунг о национализации земли и передаче ее в распоряжение Советов крестьянских депутатов, партия проводила единую линию в аграрном вопросе на протяжении всей истории революции, линию, которая больше всего отвечала настроениям революционного нетерпения, охватившим деревню. Именно поэтому в решающий момент борьбы за власть большевики получили поддержку громадного большинства народа. Они оттеснили на задний план крестьянскую партию социалистов-революционеров, заимствовав, однако, наиболее радикальные положения ее прежней аграрной Программы.
Важнейшей составной частью Февральской революции было национально-освободительное движение. В национальном вопро­се, как и в других коренных проблемах внутренней политики, Временное правительство в целом придерживалось позиции пар­тии конституционных демократов. По существу эта позиция была великодержавно-шовинистической, хотя и претерпела некоторые незначительные изменения после февральской революции в ин­тересах буржуазно-националистических элементов. Кадеты и их социалистические партнеры отказались предоставить государ­ственную независимость Финляндии и Польше, согласившись лишь на культурно-национальную автономию и пообещав решить вопрос в полном объеме на Учредительном собрании. Культурно-национальная автономия, которую получили и другие нерусские народы России, признавала за ними самостоятельность в веде­нии чисто местных дел, касающихся хозяйства, судопроизводст­ва, здравоохранения, образования и т.д. Разрешалось вести де­лопроизводство и обучать школьников на родном языке, но госу­дарственным языком оставался русский. Никакой политической самостоятельности народы не получили.
В ходе Февральской революции в национальных районах воз­никли различные буржуазно-националистические организации: Центральная Рада на Украине, земские Советы в Прибалтике, Мусульманский комитет татар в Казанской губернии, националь­ные Советы в Грузии, Армении, Азербайджане и др. Их деятель­ность допускалась при условии признания целостности и неде­лимости России и признания российского Временного правитель­ства. Предоставляя местным организациям возможность самоуправления, петроградские власти оставили за собой право контролировать и направлять их деятельность.
Таким образом, буржуазия не смогла или не захотела удовлет­ворить стремления к национальной независимости, равно как и другие насущные нужды народа. Это давало в руки большевиков еще один важный козырь. В противовес имперским призывам кадетов сохранить единую и неделимую Россию они сделали сво­им лозунгом право наций на самоопределение вплоть до полного отделения и образования самостоятельных государств.
Было бы неправильно думать, что Временное правительство, действовавшее в контакте, а подчас и под контролем Советов, только и делало, что тормозило решение основных вопросов ре­волюции или откладывало их до Учредительного собрания. В ос­нове его деятельности лежала все-таки принятая 3 марта Декла­рация, которая провозглашала важные политические права и сво­боды российских граждан. В соответствии с нею была прежде всего объявлена амнистия всем, осужденным царскими властями за участие в революционном движении, аграрных беспорядках или гражданском неповиновении на религиозной почве. Правитель­ство заявляло о введении свободы слова, печати, союзов, собра­ний и стачек, об отмене всех сословных, религиозных и нацио­нальных ограничений, о замене старорежимной полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления. В демократический процесс вовлекалась армия. В Декларации указывалось, что при сохранении воинской дисциплины солдаты могут пользоваться всеми политическими правами наряду с другими гражданами. В этой формуле слышится отзвук знаменитого Приказа № 1 о новых порядках в армии, изданного Исполкомом Петроградского Совета. На фронте и в тыловых гарнизонах вся власть передавалась выборным органам. Отменялось чинопочитание. Офицеры обязывались уважать человеческое достоинство солдат. Весьма гуманным актом была отмена смертной казни на фронте.
Предыдущая страница 1 2 3 4 Следующая страница


Революция 1917 года в России

Скачать контрольную работу бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/?id=159&часть=3



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com