Реферат на тему "Социальные и политическе взгляды Константина Калиновского"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Реферат на тему Социальные и политическе взгляды Константина Калиновского

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Реферат *
Размер: 33.78 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Средин Ник
Предыдущая страница 1 2 3

добавить материал

В «Сведениях о польском мятеже 1863 г. в Северо-Западной России», написанных по поручению М.М. Муравьева генерал-майором В.Ф. Ратчем, во время восстания служившего помощником начальника артиллерии Виленского военного округа, написано:
«Константин Калиновский с настроением герценовской школы во главе честолюбивейших личностей из красных литвинов настойчиво проводил идею о самостоятельности Литвы».[41]
И в другом месте, более подробно:
«Калиновский стоял внимательным сторожем интересов Литвы и отстаивал, чтобы средства и силы Литвы вовсе не шли бы на дело Царства Польского. Литав, говорил он своим интимным, должна воспользоваться разладом между Россиею и Польшей и сделаться самостоятельной».[42]
Не только царский генерал, товарищ по восстанию Я. Гейштар называет Калиновского даже сепаратистом:
«Это была натура горячая, но верная, без малейшего лицемерия. Отданный душой и сердцем люду и отечеству, но проникшийся крайними теориями, притом литовский сепаратист и на словах кровожадный демагог».[43]
О том же вспоминает и Ю. Яновский: «Отношения Литвы и Польши понимал только как федеративные – с полной независимостью Литвы».[44]
Но стремление к независимости совсем не означает плохого отношения к соседям. Скорее, наоборот, Калиновский стремится к Федерации славян, союзу независимых и равноправных государств. Правда, в «Письмах из-под виселицы» он дает резкую характеристику русскому народу:
«Не будем говорить, из каких народов произошли москали, братства там не много найдем, рабство монголов, да и царей московских совсем убило в этом народе всякую память о свободе и сделала из него людей поганых, без мысли, без правды, без справедливости, без совести и без боязни Бога».[45]
Но это – единичный случай, и, может быть, здесь Калиновский писал все же о правительстве московском, а не о народе, потому что в «Стяге свободы» он же пишет:
«Народ московский вздрагивает от нашей вековой обиды. Он свободным братом нашим, а не угнетателем быть хочет и ответственность перед потомками за наше железное рабство решительно возлагает на готовый пасть царизм».[46]
И в «Обращении с призывом подниматься на решающую борьбу» от 6 июля 1863 года говорит о том же:
«Добросовестный сын Москвы защищает сегодня честь своего народа в собственном отечестве».[47]
Также Калиновский понимает необходимость союза с Польшей, о чем пишет в «Истории восстания народа польского 1863 и 1864» Б. Лимановский:
 «Любил он Польшу, считал, что уния с ней была исторической необходимостью, и что и дальше она останется такой необходимостью, но в то же время ревниво остерегал полную равность и самостоятельность Литвы».[48]
О единении трех народов, белорусского, названного Литвой, польского и русского, Калиновский пишет в «Голосе из Литвы» от 14 февраля:
«И вот закипела борьба с новым порядком вещей, и самый несчастный народ, народ, насилием и предательством лишенный всех естественных прав, наконец, народ, какой среди европейских имеет самое святое чистое прошлое, каким является польский народ с Литвою и Русью, естественным порядком вещей стал представителем, рыцарем одного лагеря».[49]
А дальше, в том же номере, Калиновский делает охват братских народов, он говори уже о всех славянах:
«Разные братские родственники славян жадно откапывают свою родную память, со слезой сочувствия в брате узнают брата, поют один другому грустную песенку про пережитое, и европейский мир начинает понимать мысли христианства».[50]

Патриотизм.
Калиновский не был националистом, но он был ярым патриотом своей родины, о чем свидетельствуют и его поступки, и его слова, и люди, знавшие его. Самым ярким примером, пожалуй, может служить пароль повстанцев, который употреблялся в виленской повстанческой организации, когда во главе стоял К. Калиновский:
- Кого любишь?
- Люблю Беларусь.
- Так взаимно!
Калиновский первый начал издавать газету на белорусском языке – «Мужицкую правду», он всегда заботился и ратовал за дело родины, отечества. Всегда отстаивал интересы Беларуси при обсуждениях и спорах в Комитетах повстанцев.
Он мечтает о том времени, когда «мать-родина засияет более сильной, возродится более счастливой, чем была когда-нибудь».
По словам Я. Гейштара, «Он мог убежать из Вильно, но никогда не допускал мысли про это, потому что считал своей обязанностью как был первым заговорщиком на Литве, так стать последней жертвой террору Муравьева».[51]
Но не только революцией Калиновский служил Беларуси и народу. Во время периода подготовки восстания он ходил по деревням, лично распространял свою газету, разговаривал с крестьянами, склонял их к восстанию. Очевидно, что такой образованный и преданный Беларуси человек, как Калиновский, так долго живя среди крестьян не мог не обратиться к собиранию и изучению белорусского фольклора. К сожалению, работ Калиновского не сохранилось, или они еще не найдены, но есть свидетельства современников, В. Брюхнальского и Б. Лимановского.
Так, Брюнхальский в 1906 г. в статье «Эмилия Платар как фольклористка» пишет:
«Правда, с точки зрения лет Платаранка не может быть причислена к самым ранним пионерам на этой ниве у нас, однако, не смотря на это, она может достойно, из-за своих усилий и любви, стать рядом с современными ей полсько-белорусскими фольклористами, как Цветинский, Александр Зброжаек, Тадэуш Заблотский, Рамуальд Зенкевич и Станислав Маркианович с одной стороны, а с другой – рядом с Яном Чачотом, Внцентом Мартинкевичем, Константином Калиновским и другими».[52]

Образование.
Органической частью социальной программы Калиновского являются его идеи о воспитании. Насколько большое внимание он уделял этому вопросу видно из высказывания Б. Лимановского, который в «Истории восстания народа польского 1863 и 1864» пишет: «Образование и организацию народа считал самым важным делом».[53]
В «письмах из-под виселицы» он дал глубокую, заостренную критику педагогики, сложившейся в современном ему обществе.
«Там, где жили поляки, литовцы и белорусы, открывает московские школы, а в этих школах учат по-московски, где никогда не услышишь и слова по-польски, по-литовски да по-белорусски, как народ того хочет, а в эти школы одно с другого конца света москалей насылают, что только умеют красть, людей обдирать да служить за деньги поганому делу на позор народу. Дикий москаль думает, что если может обдирать народ со всякого дохода, то и получиться вбить в голову свой дурной разум…».[54]
По его мнению, существующий социальный строй не может обеспечить детям правильное воспитание и образование. «Разве у нас есть справедливая наука в школах, - писал  он, - которая учит жить без обиды для другого?».[55]
Более того, К. Калиновский ясно видел, что господствующие классы закрывают крестьянам и их детям доступ к науке и культуре, совершенно не заботятся об образовании и воспитании крестьянских детей. В «Приказе… к народу земли литовской и белорусской» он, обращаясь к крестьянам, писал, что царь, «господству над вами и угнетая вас сам, да позволял угнетать вас каждому, не учил вас ни читать, ни писать».[56] Поэтому и в будущем, если положение коренным образом не изменится, вряд ли можно будет «от него [царского правительства] надеяться на что-нибудь лучшее для нас или для детей наших».[57]
Калиновский решительно выступал против реакционных утверждений, что только избранные способны к образованию, занятию и наукам и т.д. «Прошли уже те времена, когда казалось всем, что мужицкая рука годится только для сохи, - писал он в первом номере «Мужицкой правды». – теперь настало такое время, что мы сами сможем писать… Пусть узнают [паны], что мы можем не только кормить хлебом своим, но еще и учить своей мужицкой правде».[58]
Широкое распространение просвещения, Калиновский связывал с коренным изменением социально-политических отношений. Он был убежден, что только революция откроет народу доступ к образованию и культуре. Пока нет свободы, говорил он, «у нас ничего не будет – ни справедливости, ни богатства, ни науки».
Заботу об образовании и воспитании в будущем обществе возьмет на себя государство. Оно будет «устраивать  школы», обучать «каждого», т.е. всех детей, и мальчиков и девочек, жить «по правде». Другими словами Калиновский высказывался за всеобщее образование и воспитание, за то, чтобы школа формировала у детей высокие гражданские качества, готовила их всесторонне развитыми, хорошо образованными, способными к борьбе за высокие гуманистические идеалы. Он высказывался также за развитие просвещения, науки на родном белорусском языке. Как видим, в области воспитания Калиновский выдвинул ряд таких замечательных идей, как идея всеобщего обучения, одинакового образования мужчин и женщин, преподавания на родном языке.
К сожалению, Калиновский не сумел на практике воплотить свои идеи об образовании, но даже в теории они демонстрируют его высокий гуманизм.

Разум и наука.
Огромную роль в строительстве нового общества, в достижении лучшей жизни Калиновский отводил науке, указывая, что она позволяет людям «…быть в почете, жить в достатках».
Руководящую роль разуму Калиновский отдавал в политике:
«Чем дольше будет продолжаться борьба, тем большие потери будут с обеих сторон. Выбором средств должен управлять разум, а не чувство. Политика – действие разума».[59]
В своем последнем «Письме из-под виселицы» Калиновский пишет:
«Нет же, братья, большего счастья на этом свете, чем если человек в голове имеет разум и науку. Тогда он только может жить в богатстве, по правде, тогда он только, помолившись Богу, заслужит небо, когда обогатит наукой разум, разовьет сердце и родню целую сердцем полюбит».[60]
Эти слова можно считать завещанием Калиновского. Идеальный человек - это тот, у кого развит не только ум, холодный рассудок, но и сердце, тот, кто любит родных, свой народ, свою родину, верит в своего Бога.
Таким человеком и был Калиновский.

Список использованной литературы:
1. Киселев Г. В. К характеристике революционного мировоззрения К. С. Калиновского // Славянское источниковедение. М., 1965.
2. Кiсялеу Г. Калiноускi у «Сведениях» Ратча // Кiсялеу Г. Героi i музы. - Мн., 1982.
3. Кiсялеу Г. Новае пра Кастуся Калiноускага // Полымя, 1959. № 7.
4. Кiсялеу Г. Старонкi вялiкага жыцця. // Полымя, 1963. № 1.
5. Кiсялеу Г. Калiноускi знаёмы i незнаёмы // Полымя, 1993. № 6.
6. Кiсялеу Г. Сейбiты вечнага. - Мн., 1963.
7. Смирнов А. Ф. Константин Калиновский. - Мн., 1950.
8. Смiрноу А. П. Кастусь Калiноускi у паустаннi  1863 года. - Мн., 1959.
9. Шалькевич В. Кастусь Калиновский: страницы биографии. Мн., 1988.
10. К. Калиновский: Из печатного и рукописного наследия. - Мн., 1988.
11. Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл. I камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999.
12. Лушчыцкi I. М. Сацыяльна-палiтычныя погляды К. Калiноускага // Полымя, 1949. № 8.
14. Перцау У. Кастусь Калiноускi. // Беларусь. 1944. № 2.
15. Перцау У. Кастусь Калiноускi. // Полымя.1945. №10.
16. Трухан А. З позiркам у будучыню: рэвалюцыйна-дэмакратычныя педагагiчныя iдэi Касутся Калiноускага // Полымя. 1969. № 2.
17. Майхровiч С. Кастусь Калiноускi i сяслнскае паустанне 1863 г. // Работнiца i сялянка. 1963. № 1.
18. Маляука М. А. Аб iдэйна-тэматычным i структурным адзiнстве «Мужыцкай прауды» // Беларуская лiтаратура, Мiнск, 1979. Вып. 7.
19. Киселева Я. Новое о Калиновском // Неман. 1975. № 4.


[1] К. Калиновский: Из печатного и рукописного наследия. Мн., 1988, с.190.
[2] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.31.
[3] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.31.
[4] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл. I камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.37.
[5] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.29.
[6] Там же, с.150.
[7] Там же, с.28.
[8] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.28.
[9] Там же, с. 155.
[10] Там же, с.156.
[11] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.29.
[12] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.34.
[13] Там же, с.34.
[14] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.29.
[15] Там же, с.29.
[16] Там же, с.31.
[17] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.39.
[18] Там же, с.95.
[19] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.36.
[20] Там же, с.36.
[21] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.36.
[22] Там же, с.37.
[23] Там же, с.38.
[24] Там же, с.27.
[25] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.28.
[26] Там же, с.31.
[27] Там же, с.35.
[28] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.32.
[29] Там же, с.42.
[30] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.33.
[31] Там же, с.40-41.
[32] Там же, с.41.
[33] Там же, с.153.
[34] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.74.
[35] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.38.
[36] Там же, с.28.
[37] Там же, с.50.
[38] Там же, с.53.
[39] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.75.
[40] Там же, с.158.
[41] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.151.
[42] Там же, с.154.
[43] Там же, с.154.
[44] Там же, с.162.
[45] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.40.
[46] Там же, с.51.
[47] Там же, с.110.
[48] К. Калиновский: Из печатного и рукописного наследия. Мн., 1988, С.192.
[49] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.68.
[50] Там же, с.69.
[51] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.158.
[52] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.217.
[53] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.162.
[54] Там же, с.43.
[55] Там же, с.32.
[56] Калiноускi К. За нашую вольнасць. Творы, дакументы / Уклад., прадм., паслясл., i камент. Г. Кiсялёва. – Мн., 1999, с.103.
[57] Там же, с.104.


Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com