Реферат на тему "Формирование исторической школы Германии"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Реферат на тему Формирование исторической школы Германии

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Реферат *
Размер: 32.79 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Смольская Мария
Предыдущая страница 1 2

добавить материал

Критикуя концепцию "экономического человека" представители немецкой исторической школы отмечали, что в своем поведении человек руководствуется не соображениями рациональности, а привычками и традициями. Это касается в первую очередь рынка труда, (к примеру, сын сапожника почти наверняка станет сапожником) а также принципа установления платежей, в частности ренты. Не в последнюю очередь на поведение человека, по мнению представителей данной школы, оказывают влияние и моральные нормы.


Не внеся ничего нового в "чистую" экономическую теорию представители исторической школы много сделали в области конкретных экономических дисциплин, исследовании отдельных сторон экономической жизни на базе широкого использования исторического и статистического материала. С полным основанием можно сказать, что работы представителей "молодой" исторической положили начало такому научному направлению, как экономическая социология, в которой экономические процессы рассматривались с несколько непривычных позиций.
 В этой связи представляют интерес взгляды Э.Дюркгейма (1858-1917) на причины разделения труда. Как мы помним, у А.Смита причинами разделения труда выступали изначально заложенная в человеке склонность к обмену и эгоизм, понимаемый как стремление к собственной выгоде; а следствием разделения труда являлся рост его производительности и увеличение богатства нации. Дюркгейм же выделяет социальную функцию разделения труда, которую он видит в создании солидарности в обществе. По его мнению, разделение труда существует потому, что оно помогает сохранить общество в условиях возрастания плотности населения. Как известно, на ограниченной территории однородные объекты всегда находятся в конфликтном состоянии; в отношении человеческого общества это означает, что одинаковость людей и социальных групп неизбежно будет порождать напряженность и агрессию. Но там, где существует дифференциация деятельности, возможно восстановление общего порядка без ограничения свободы. Таким образом, по мнению Дюркгейма, разделение труда существует потому, что оно помогает сохранить общество в условиях дифференциации деятельности и возрастания солидарности.
 
          Как уже отмечалось, для представителей исторической школы характерна установка - "человек принадлежит миру культуры". Не случайно у видного представителя "молодой" исторической школы В.Зомбарта (1863-1941) задачей экономического анализа является отыскание духа хозяйственной эпохи, нечто укорененного в социальных устоях, нравах и обычаях данного народа. Он утверждал, что капиталистический хозяйственный уклад возник из недр западноевропейской души - из духа беспокойства и предпринимательства, соединенного с жаждой наживы.


Этой проблеме посвятил свою самую известную работу "Протестантская этика и дух капитализма" М.Вебер (1864-1920), которого с равным основанием можно причислить как к представителям исторической школы, так и институционализма.
М. Вебер (1884  - 1920) -виднейший немецкий социолог. Одной из основных его работ считается " Протестантская этика и дух капитализма", в продолжении которой Вебер написал сравнительный анализ наиболее значимых религий и проанализировал взаимодействие экономических условий, социальных факторов и религиозных убеждений. Впервые данное произведение было опубликовано в 1905 г. в Германии и с тех пор является одной из лучших работ по анализу причин возникновения современного капитализма.
В начале своей знаменитой книги М. Вебер проводит детальный анализ статистических данных, отражающих распределение протестантов и католиков в различных социальных слоях. На основании данных, собранных в Германии, Австрии и Голландии он приходит к выводу, что протестанты преобладают среди владельцев капитала, предпринимателей и высших квалифицированных слоев рабочих.
Кроме того, совершенно очевидны различия в образовании. Так, если среди католиков преобладают люди с гуманитарным образованием, то среди протестантов, готовящихся, по мнению Вебера, к "буржуазному" образу жизни больше людей с техническим образованием. Он объясняет это своеобразным складом психики, складывающийся в процессе начального воспитания.
Так же Вебер замечает, что католики, не занимая ключевых постов в политике и коммерции, опровергают тенденцию о том, что национальные и религиозные меньшинства, противостоящие в качестве подчиненных какой-либо другой "господствующей" группе …. концентрируют свои усилия в области предпринимательства и торговле. Так было с поляками в России и Пруссии, с гугенотами во Франции, квакерами в Англии, но не католиками в Германии.
Он задается вопросом, с чем связанно столь четкое определение социального статуса во взаимосвязи с религией. И, не смотря на то, что действительно существуют объективно-исторические причины преобладания протестантов среди наиболее обеспеченных слоев населения, он все же склоняется к тому, что причину различного поведения следует искать в "устойчивом внутреннем своеобразии", а не только в историко-политическом положении.
Далее следует попытка дать определение так называемого "духа капитализма", вынесенного в заглавие книги. Под духом капитализма Вебер понимает следующие: комплекс связей, существующих в исторической действительности, которые мы в понятии объединяем в одно целое под углом зрения их культурного значения.
Автор приводит целый ряд цитат Бенджамина Франклина, который является неким пропагандистом философии скупости. В его понимании идеальный человек - " кредитоспособный, добропорядочный, долг которого рассматривать приумножение своего капитала как самоцель". На первый взгляд речь идет о чисто эгоистичной, утилитарной  модели мира, когда "честность полезна только потому, что дает кредит".  Но высшее благо этой этики в наживе, при полном отказе от наслаждения. И, таким образом, нажива мыслится как самоцель. В данном случае речь идет не просто о житейских советах, а о некой своеобразной этике. Так же можно сказать, что такая позиция является прекрасным этическим основанием теории рационального выбора. Вебер считает, что честность, если она приносит кредит, столь же ценна, как и истинная честность.
Вебер замечает такую характерную особенность, что если рассматривать капитализм с точки зрения марксизма, то все его характерные черты можно обнаружить в Древнем Китае, Индии, Вавилоне, но всем этим эпохам не хватало именно духа современного капитализма.  Там всегда была жажда к наживе, деление на классы,  но не было нацеленности на рациональную организованность труда.
Так, южные штаты Америки были созданы крупными промышленниками для извлечения наживы, но там дух капитализма  был менее развит, нежели в позднее образованных проповедниками северных штатах.
          Исходя из этого, Вебер разделяет капитализм на "традиционный" и "современный", по способу организации предприятия. Он пишет, что современный капитализм повсюду натыкаясь на традиционный, боролся с его проявлениями. Автор приводит пример с введением сдельной оплаты труда на сельскохозяйственном предприятии в Германии. Так как сельхозработы носят сезонный характер, и во время уборки урожая необходима наибольшая интенсивность труда, то была проведена попытка стимулировать производительность труда за счет введения сдельной заработной платы, и соответственно, перспективы ее повышения. Но увеличение заработанной платы привлекало человека, порожденного "традиционным" капитализмом, гораздо менее чем облегчение работы. В этом сказывалось докапиталистическое отношение к труду.
          Вебер считал, что для развития капитализма, необходим некоторый избыток населения, обеспечивающий наличие на рынке дешевой рабочей силы. Но низкая заработанная плата отнюдь не тождественна дешевому труду. Даже чисто в количественном отношении производительность труда падает в тех случаях,        когда не обеспечивает потребностей физического существования.  Но низкая заработная плата не оправдывает себя и дает обратный результат в тех случаях, когда речь идет о квалифицированном труде, о высокотехнологичном оборудовании. Т. е. там, где необходимо и развитое чувство ответственности, и такой строй мышления, при котором труд становился бы самоцелью. Такое отношение к труду не свойственно человеку, а может сложиться лишь в результате длительного воспитания.
          Таким образом, радикальное различие между традиционным и современным капитализмом не в технике, а в человеческих ресурсах, точнее, отношении человека к труду.
Традиционный человек
Современный протестант
Работает, чтобы жить
Живет, чтобы работать
Профессия - бремя
Профессия - форма существования
Простое производство
Расширенное производство
Не обманешь - не продашь
Честность - лучшая гарантия
Основной вид деятельности - торговля
Основной вид деятельности - производство
 
Идеальный тип капиталиста, к которому приближаются некоторые немецкие промышленники того времени, Вебер обозначал так: "ему чужды показная роскошь и расточительство, упоение властью, ему присущ аскетический образ жизни, сдержанность и скромность". Богатство дает ему иррациональное ощущение хорошо исполненного долга.
Поэтому этот тип поведения так часто осуждался в традиционных обществах, "неужели нужно всю жизнь напряженно работать, чтобы потом все свое богатство унести в могилу?".
Далее Вебер анализирует современное общество и приходит к выводу о том, что капиталистическое хозяйство не нуждается больше в санкции того или иного религиозного учения и видит в любом (если это возможно) влиянии церкви на хозяйственную жизнь такую же помеху, как и регламентация экономики со стороны государства. Мировоззрение теперь определяется интересами торговли и социальной политики. Все эти явления той эпохи, когда капитализм, одержав победу, отбрасывает ненужную ему опору. Подобно тому, как он в свое время сумел разрушить старые средневековые формы регламентирования хозяйства только в союзе со складывающейся государственной властью, он, может быть, использовал и религиозные убеждения. Ибо едва ли требует доказательство то, что концепция наживы противоречит нравственным воззрениям целых эпох.
Отношение носителей новых веяний и церкви складывались достаточно сложно. К торговцам и крупным промышленникам церковь относилась достаточно сдержано, считая то, что они делают в лучшем случае только терпимым. Торговцы же, в свою очередь, опасаясь грядущего после смерти, старались задобрить Бога, посредством церкви, подарками в виде крупных сумм денег, передаваемых как при жизни, так и после смерти.
Вебер проводит глубокий анализ эволюции взглядов на занятие мирской деятельностью предреформенной церкви. Он сразу же оговаривается, что программа этических реформы никогда не стояла в центре внимания кого-либо из реформаторов. Спасение души, и только оно, было основной целью их жизни и деятельности. Этические воздействия их учений были лишь следствием религиозных мотивов. Вебер считает, что культурные влияния реформ в значительной своей части были непредвиденными и даже нежелательными для самих реформаторов.
Вебер проводит морфологический разбор слова призвание в немецком и английском языках. Это слово впервые появилось в Библии и далее оно обрело свое значение во всех светских языках народов, исповедующих протестантизм. Новое в этом понятии то, что выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая нравственная задача человека. В этом утверждении находит подтверждение центральный догмат протестантской этики в противу католицизму, отвергающий пренебрежение мирской нравственностью с высот монашеской аскезы, а предлагает выполнение мирских обязанностей так, как они определены для каждого человека его местом в жизни. Тем самым обязанность становится его призванием. Т. е. декларируется равенство всех профессий перед Богом.
Основные значимые догматы протестантизма:
1.     .Человек изначально грешен
2.     До начала жизни все предопределено
3.     Знак о том, спасен ты или нет, можно получить, лишь совершенствуясь в своей профессии.
4.     Послушание властям
5.     Отрицание превосходства аскетического долга над мирским.
6.     Примирение со своим местом в мире.
Протестантская церковь отменила выкуп грехов. Взаимоотношения Бога и человека были определены предельно жестко - есть избранные и есть неизбранные, изменить ничего нельзя, но можно почувствовать себя избранным. Для этого необходимо, во-первых, тщательно исполнять свой профессиональный долг, а во вторых, избегать наслаждений - и в совокупности это должно обеспечить рост богатства. Так появился веберовский предприниматель - трудолюбивый, инициативный, скромный в потребностях, любящий деньги ради самих денег.
          Итак, капитализм, по Веберу, это не просто стремление к наживе; это рациональное обуздание жажды наживы, это профессиональный труд для получения прибыли на основе мирного обмена, это хозяйственный учет при сопоставлении затрат и результатов. Дух капитализма предполагает строй мышления и поведения, для которого характерно рациональное и систематическое стремление к получению законной прибыли в рамках своей профессии. Но почему данный строй оказался возможным? Почему возник такой тип человека и почему происходят изменения в человеческом характере? Вебер считает, что капитализм обязан своим существованием протестантской этике, для которой высшие качества - трудолюбие, скромность, честность, благотворительность и которые вытекают из религиозных учений Лютера и Кальвина, учений эпохи Реформации.

         Согласно учению Лютера, человек исполняет свой долг перед Богом в мирской жизни; профессиональное призвание - веление Господа. Таким образом, мирская деятельность рассматривается как исполнение религиозного долга, в отличие от раннего христианства, которое первоначально выступало как религия, враждебная экономической жизни. В основе религиозного учения Кальвина - догмат об избранности к спасению. Согласно этому учению, на человеке, пришедшем в данный мир, уже лежит клеймо - избранности или проклятья, и человек своими делами ничего не в силах изменить. Но он может увидеть божественный знак: экономический успех - знак милости божьей, а неуспех - знак отверженности. Мораль учения Кальвина заключается в сосредоточении энергии верующего на увеличении и накоплении богатства во славу божью. Как кальвинизм, так и лютеранство формируют новые качества человека бережливость и стремление к накоплению (вспомните тезис А.Смита о том, что тот, кто накопляет, является благодетелем нации), аскетизм, всеподавляющее чувство долга.


Вклад М.Вебера состоял в том, что он исследовал взаимосвязь между религиозными идеями и экономической организацией общества, подтверждая тезис исторической школы, что функционирование идей - существенная основа экономического роста. Однако в современном капитализме мы не улавливаем данной связи. Вебер отвечает на это следующим образом. Когда капитализм стал господствующим строем, сама система выбирает тех, кто удовлетворяет условиям ее существования. Она производит отбор тех, кто умеет приспособиться и выжить на основе таких экономических переменных, как прибыль, цены, заработная плата. Не удивительно поэтому, что жажда наживы вытеснила понятие о профессиональном долге, а экономическая деятельность вместо тонкой оболочки религиозной жизни стала, по выражению Вебера, панцирем, через который ничто духовное не может пробиться.


Как видим, у представителей исторической школы религия, культурные и этические нормы выступают не как внешние рамки экономической деятельности, а как существенные элементы, определяющие экономическое поведение человека. Что касается области экономической политики, представители исторической школы были сторонниками жесткой политики протекционизма, что объединяет их с меркантилистами.
Между тем главная заслуга представителей «старой историчес­кой школы» заключается прежде всего в формировании альтернатив­ных классической школе методологических положений, которых впос­ледствии придерживались все авторы последующих этапов соци­ально-исторического направления и которые затем легли в осно­ву методологии социально-институционального направления эко­номической мысли — американского институционализма.
        4. Взгляды Туган-Барановского.      
          Туган-Барановский, русский ученый-экономист, считал, что политическая  экономия разделилась на три направления:
1)    товарно-хозяйственный лад, австрийская школа маргинализма, которая изучает функционирование предприятия, фирмы в условиях конкуренции функционирования рынка.
2)    социалистический. Представитель этого направления Карл  Маркс. Все  основные категории политической экономии выводятся с отношения только двоих общественных классов-рабочих и капиталистов, что определяется как главное в системе общественных отношений. На этой основе и строится марксистская концепция закона развития и революционного уничтожения капитализма.
В русле третьего направления,выделенного Туганом-Барановским как такового, который основывался на идее объединения частной собственности и предпринимательства с государственным регулированием, формируется немецкая историческая школа, развиваются в третьей части 19 века разные ее направления: историко-эстетическое (Густав Шмоллер и др.) и социально-политическое (Л.Брентано и др.). Абстрактно-дедуктивному методу классиков эта школа противопоставила описательно-имперический подход в исследовании экономических явлений, отрицание каких-либо экономических законов понятие политэкономии как «национальной экономии». За высказыванием М. Тугана-Барановского, безответственное отношение представителей этой школы к теоретической экономии привело «не к превращению экономической теории..., а к временному охлаждению интереса к экономической теории или даже к полному ее отрицанию».
Аналогичные мысли высказывали и другие ученые-экономисты. Один из многочисленных поклонников классической школы, известный исследователь истории экономических учений и специалист по вопросам денежного хозяйства Александр Михайлович Миклашевский, придавая исключительно большое влияние социально-политическому направлению, считал, что большинство его представителей и последователей «дальше обычной социальной политики… не шли», ничего не делали для развития политической экономии».
Но следует отметить, что такое пренебрежительное, за выражением М.Туган-Барановского, отношение к теоретической экономии постепенно меняется к концу 19 – начало 20 столетия в сторону более глубокого теоретического изучения представителями новой исторической школы, признание или полезности применения рядом с индуктивным абстрактно-дедуктивного метода. Эти черты ученый отметил, в частности, в творчестве таких известных, по его мнению, теоретиков, как Адольф Вагнер и Альберт Шеффле.
         
Отдельные от марксистских выводы делает из своей теории разделения М.Туган-Барановский. Четко определяя два основных  фактора, от которых зависит заработная плата - увеличение продуктивности общественного труда, как фактор экономический и социальная сила рабочего класса, как фактор социальный, ученый считал  первый фактор основным. Именно на этой основе увеличения продуктивности общественного труда, объективную предпосылку для которой составляет прежде всего научно-технический прогресс, происходит возрастание национального дохода и размера доли в нем рабочего класса. Это одна из объективных тенденций развития капиталистического хозяйства, на которой ученый заостряет свое внимание.
         
Что ж до социального фактора – силы рабочего класса, действие его профсоюзных организаций, он определяет конкретный уровень, на котором устанавливается средняя заработная плата. Этот уровень тоже проявляет стойкую тенденцию к повышению. Ученый обращает внимание на то, что такое повышение заработной платы имеет положительное оборотное влияние на повышение продуктивности общественного труда, обеспечивая солидарность интересов рабочих и предпринимателей. Этим определяется значение регулирования взаимоотношений между трудом и  капиталом. Основными субъектами такого регулирования выступают организации предпринимателей, рабочих и государство.
Но к идее солидарности между рабочими и предпринимателями сам Туган-Барановский относился скептически, как к далекой еще от той «гармонии», которую имел в виду Л.Брентано. Этого известного немецкого профессора ученый считал представителем «наиболее прогрессивной группы социал-политиков», защитником стремлений к демократии, сторонником свободного развития общественной самодеятельности, рабочих союзов и др. Отмечая как одно из наиболее весомых убеждений  Л.Брентано, что “технический прогресс есть основа социального”, М.Туган-Барановский вместе с тем видел слабость его позиции “в надмерном экономическом и социальном оптимизме». «Классовый антогонизм продавцов и покупателей рабочей силы, - писал по этому поводу М.Туган-Барановский, - коренится в самом естестве  наемного труда и поэтому исчезнуть никогда не может”. 
5. Методологические особенности исторической школы Германии.
 
Особенности методологии социально-исторического направле­ния экономической мысли сложились еще на этапе «старой исторической школы». По мнению Н.Д.Кондра­тьева, это обстоятельство свидетельствует о том, что «само фор­мирование исторической школы в противовес классической было фактом огромного значения для развития методологии социаль­ной экономии. То формирование, — продолжает он, — происхо­дившее под знаком оппозиции классикам, потребовало по суще­ству... впервые отчетливого и критического осознания самой про­блемы метода экономического исследования».
В самом деле, немецкие авторы, поставив во главу угла проблему метода экономического исследования, по существу выдержали научный спор с классиками и внесли в методологию политичес­кой экономии новые позитивные элементы, которые легли в ос­нову методологических особенностей зародившегося благодаря им социально-исторического направления экономической мысли. Суть же этих особенностей методологии может быть сведена к следую­щим трем положениям:
1)            учет влияния на экономическое развитие страны, социаль­ной среды, в том числе «человеческого фактора»;
2)            выявление взаимосвязи и взаимообусловленности экономических и неэкономических факторов и категорий;
3)            определение места и роли неклассовых критериев в иссле­довании фаз и этапов развития общества.        
 
Первая методологическая особенность исторической школы Гер­мании позволяет раскрыть несостоятельность одной из централь­ных методических позиций классиков, согласно которой в эконо­мической науке приоритетное значение имеют якобы главным образом экономические законы, факторы и категории и их дей­ствие объявляется универсальным и неотвратимым во все време­на и для всех народов (государств). Ведь немецкие авторы, говоря словами Н.Д.Кондратьева, «опираются на факт многообразия и динамичности исторической жизни и отсюда отрицают возмож­ность абстрактных законов политической экономии вообще и за­конов экономического развития в частности», и их заслугой, на его взгляд, является обоснованная аргументация «в пользу отно­сительности законов хозяйственной жизни» и попытка «дать кон­кретные эмпирические законы развития хозяйства».
Итак, представители исторической школы исходят из того, что экономические законы не следует отождествлять с природными законами (например, законы химические, физические и т.п.), которые неизменно проявляют себя благодаря стабильному харак­теру вызывающих их действие заранее известных элементов и ком­понентов. Поэтому, наперекор классикам, они указывают на не универсальный характер политической экономии и зависимость результативности экономических процессов не только от эконо­мических (базисных), но и от многообразных факторов неэконо­мического (надстроечного) свойства, включая «человеческий фак­тор», т.е., как принято говорить, от факторов социальной среды. Причем в числе последних чаще всего ими упоминаются:
·        национальные особенности и традиции;
·        своеобразие исторического развития нации, ее менталитет;
·        историческая случайность;
·        географические условия страны;
·        особенности национальной культуры, психологии, религии и др.
В связи со второй методологической особенностью исторической школы необходимо вспомнить, что у классиков неэкономические факторы обусловлены влиянием экономических факторов, из чего, например, вытекает, что чем выше уровень производительных сил общества, тем более развитой будет социальная среда (сфера), в том числе уровень культуры, искусства, науки и т.д., и наоборот. Немецкие авторы этой каузальной парадигме классиков противо­поставили функциональную, и в их трудах значение в процессе эволюции хозяйственной жизни экономических и неэкономичес­ких факторов рассматривается, как правило, во взаимосвязи и взаимообусловленности.
Правда, ими нередко делается столь значительный акцент на особую роль в экономическом развитии неэкономических факто­ров, что их же позиция обернулась практическим насаждением в германском общественном мнении конца XIX — начала XX в. идей о будто бы уникальном «немецком национальном духе», об особой исторической миссии «арийской расы» и т.д. К примеру, со­гласно предубеждениям М.Вебера, в его книге «Протестантская этика и дух капитализма» (1905) речь идет даже об исключитель­но важной роли в создании цивилизованного общества одного из течений протестантской религии — кальвинизма.
Наконец, третья методологическая особенность исторической школы отражает итог ее противостояния классической школе по поводу места и роли в экономической науке исторического мето­да. Как известно, у классиков историзм проявляет себя прежде всего через критерий выделения на различных этапах эволюции наро­дов и государств так называемых высших и низших, главных и неглавных классов общества. Немецкие же авторы, обосновывая фазы, этапы и схемы экономического развития общества на всем протяжении исторического пути нации, классовому критерию противопоставили сугубо хозяйственный.
В этой связи Н.Д.Кондратьев, например, пишет, что именно предшественнику исторической школы Ф.Листу принадлежит «первая по времени попытка, если не считать еще более ранних зачатков, дать схему эволюции хозяйственных ступеней народов», в соответствии с которой «человечество последовательно прохо­дит пять ступеней:
а) период дикости, б) пастушеский, в) зем­ледельческий, г) земледельческо-промышленный и д) земледельческо-промышленно-торговый период».
 И, сравнивая данную схему еще с одной, он уточняет: «Представитель собственно ис­торической школы Б.Гильдебранд дал иную схему, в основу ко­торой было положено различие в состоянии обмена. Он различал:
натуральное, денежное и кредитное хозяйство»
Благодаря неклассоформационному историзму, как важнейшему инструменту для научных изысканий и обновления экономичес­кой науки, немецкая историческая школа достигла несомненных позитивных результатов. Подтверждение тому — не просто сам факт издания ее авторами ряда крупных фундаментальных историко-экономических монографий, а скорее то, что результаты этих иссле­дований вызвали в дальнейшем весьма полезные дискуссии по мно­гим актуальным социально-экономическим проблемам.
6.Вывод.
Т.о. следует подчеркнуть, что новизна исторического метода немецких авторов из-за их оторванности от уже достигну­тых в ту пору научных основ экономической теории так и не позво­лила исторической школе Германии занять лидирующее место в мировой экономической науке и опровергнуть основные теорети­ко-методологические упущения классической политической эконо­мии.
 Последнее стало возможным лишь на рубеже XIX—XX ни., когда появились вначале маржинальные концепции субъективистов и неоклассиков,а затем социально ориентированные концепции американских институцианалистов.
 
Литература:
1. Я.С.Я
document.getElementById("lc").innerHTML="Загрузка 70%";
Предыдущая страница 1 2


Формирование исторической школы Германии

Скачать реферат бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/?id=242&часть=2



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com