Реферат на тему "Сталин и Троцкий политические противники"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Реферат на тему Сталин и Троцкий политические противники

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Реферат *
Размер: 40.51 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Куница
Предыдущая страница 1 2 3 Следующая страница

добавить материал

К счастью коммунистов, стычки в лагере белогвардейцев, а также отсутствие согласованного плана интервенции у иностранных держав сделали ситуацию не столь безнадежной для нового правительства, как это представлялось вначале; однако теперь от большевиков зависело, сумеют ли они воспользоваться захваченной ими властью и создать действенную, боеспособную армию с надежным объединенным командованием. Учитывая тот факт, что война не закончилась победоносно для русской армии, и большевикам все еще приходилось преодолевать настроение пораженчества в войсках, задача предстояла огромная. Однако в Троцком, назначенном в марте 1918 г. Наркомом по военным делам, новая власть обрела на редкость талантливого военного организатора. Была объявлена всеобщая мобилизация, и к концу 1918 г. в армию было зачислено 800000 человек. Пик был, достигнут в 1920 г., когда, как сообщалось, армия насчитывала 2,5 млн. бойцов. Провал попытки вторгнуться в Польшу окончательно развеял надежды Ленина распространить с помощью Красной Армии революцию на всю Европу. Вместе с тем Красная Армия разбила белогвардейцев, пресекла интервенционистские планы Антанты, направленные на свержение революционной власти в России, и к 1922 г. влияние власти большевиков расширилось и укрепилось на большей части территории, которую Россия занимала до войны, кроме западных земель, включавших Бесарабию, части Польши, принадлежавшей России, Прибалтийских государств и Финляндии.
Первым назначением Сталина было его направление в стратегически важный пункт, город Царицын на Волге (который впоследствии переименуют в Сталинград, а потом в Волгоград), чтобы не позволить белым отрезать обе столицы от продовольствия. Прибыв в Царицын б июня, Сталин уже через двадцать четыре часа докладывал, что столкнулся с “вакханалией и спекуляцией” и добился введения карточной системы и твердых цен. 7 июля, на следующий день после попытки эсеровского мятежа, он заверял Ленина:
“Все будет сделано для предупреждения возможных неожиданностей. Будьте, уверены, у нас не дрогнет рука... Учиняю разгон и нагоняй каждому, кто этого заслуживает. Не пощадим никого, ни себя, ни других, но продовольствие вам отправим”.
Как раз во время пребывания в Царицыне Сталин вошел впервые в открытый конфликт с Троцким. Поводом послужило решение Троцкого как военного наркома привлекать бывших царских офицеров для создания Красной Армии, приставляя к ним коммунистов в качестве политработников, а также для гарантии благонадежности. Подобная политика у многих большевиков, в том числе и у Ленина, вызвала сомнение. Ленин уступил лишь тогда, когда узнал от Троцкого, что в Красной Армии таких “военных специалистов” уже более 40000, и есть опасность, что без их участия и без помощи более 200 000 человек из бывшего унтер-офицерского состава  новой армия создать не удастся. При всей необходимости подобного пути, проходил он далеко не так гладко. В годы Гражданской во были нередки случаи предательства, и многие предводители отрядов красных партизан постоянно роптали, не желая подчиняться бывшим царским офицерам с их отсталыми взглядами; кроме того, выражали по тому поводу свое недовольство и левые большевики, напоминая Ленину и Троцкому об их обещаниях заменить действующую армию, а также Чрезвычайную Комиссию народной милицией.
Вскоре район военных действий на Северном Кавказе явился центром оппозиции политике Троцкого, а так же, как и ранее большевистский комитет в Баку, источником отбора
Сталиным своих людей, на которых он впоследствии мог положиться. Близким к Сталину человеком сделался Ворошилов, старый большевик, бывший десять лет тому назад секретарем партячейки рабочих-нефтяников и членом Бакинского комитета. Невзирая на отсутствие у Ворошилова военного опыта Сталин способствовал его назначению командиром 10 армии. Политкомиссаром этой армии был назначен Серго Орджоникидзе, еще один сподвижник Сталина по Баку; именно он некогда убедил Ленина в 1912 г. кооптировать Сталина в члены ЦК. Ворошилов, Орджоникидзе, а также Буденный, бывший унтер-офицер драгунского полка, затем с успехом возглавивший сопротивление Белой армии,— стали членами сталинской мафии. Троцкий высокомерно заклеймил их “оппозиционерами”, однако все трое обрели вес под покровительством Сталина. Ворошилов затем сменил Троцкого на посту Наркома по военным делам. Орджоникидзе играл ведущую роль в сталинской программе индустриализации, став членом Политбюро, Буденный, а также и Ворошилов, явились первыми маршалами Советского Союза. А в 1918 г. царицынская группа на Северо-Кавказском фронте игнорировала приказы из Центра, отказывалась сотрудничать со спецами из бывшей царской армии, за что неоднократно обвинялась Троцким и Верховным командованием в нарушении дисциплины и воинской субординации.
В уже цитированном послании Ленину от 7 июля Сталин настаивал на предоставлении ему специальных военных и гражданских полномочий. Через три дня Сталин посылает очередную депешу: “Для пользы дела мне необходимы военные полномочия. Я уже писал об этом, но ответа не получил. Очень хорошо. В таком случае я буду сам, без формальностей свергать тех командармов и комиссаров, которые губят дело. Так мне подсказывают интересы дела, и, конечно, отсутствие бумажки от Троцкого меня не остановит”.
С согласия Троцкого, Сталину были предоставлены требуемые им полномочия, он был назначен председателем Совета Северо-Кавказского военного Совета, но при этом ему было ясно дано понять, что Ленин поддерживает Верховное командование. Однако Сталина это не остановило, и он продолжал убеждать местное командование не обращать внимания на приказы сверху и вопреки инструкциям из Москвы отменил приказы бывшего царского генерала Сытина, назначенного Троцким командующим Южным фронтом, и вообще отказался признать это назначение.
На этот раз Троцкий категорически потребовал отзыва Сталина с Северного Кавказа и пригрозил военным трибуналом Ворошилову, если тот не выполнит его приказ. Ленин уступил настояниям Троцкого, однако, чтобы смягчить удар, направил к Сталину специальным поездом своего ближайшего сподвижника, секретаря ЦК Якова Свердлова, чтобы тот с почестями привез Сталина в Москву. По приезде Сталин был назначен членом переименованного Реввоенсовета, а также введен во вновь созданный в конце ноября для мобилизации всех ресурсов на военные нужды Совет Рабоче-крестьянской Обороны.
Ленин призвал Троцкого и Сталина забыть обоюдные разногласия и прийти к сотрудничеству. Сталин предпринял со своей стороны шаг в этом направлении, в ряде своих выступлений высоко отозвавшись о Троцком. Однако Троцкий не сумел преодолеть в себе чувства превосходства над Сталиным:
“Лишь много позже, -писал он в своей автобиографии, - я понял, что Сталин пытался установить со мной близкие взаимоотношения. Однако меня отталкивали, в чем те его черты, которые способствовали его возвышению... узость его интересов, душевная черствость и особый цинизм провинциала, освободившегося посредством марксизма от своих предрассудков, но так и не способного выработать взамен свое собственное глубоко  осмысленное и всесторонне взвешенное мировоззрение”.
Сталин, со своей стороны, также имел и политические, да и не только политические резоны для неприятия Троцкого. До разрыва коалиционного союза с эсерами большевики были представлены в руководстве страной тремя фигура ми - Лениным, Троцким и Сталиным. Случилось так, что Сталин вышел из этой обоймы и отошел в тень, и советское правительство, как, впрочем, и партийное руководство, олицетворялось теперь в глазах каждого с образами Ленина и Троцкого. Сталин неизменно признавал лидерство за Лениным, что было естественно, так как Ленин был почти на десять лет старше. Но Троцкий был ровесник; он родился в том же году, что и Сталин. Ныне к его талантам идеолога и оратора прибавилась еще и слава создателя Красной Армии, а затем и организатора по6еды в Гражданской войне. Для Сталина, человека тщеславного, вдобавок отягощенного навязчивым комплексом неполноценности, такое возвышение Троцкого было невыносимо и еще более усугублялось тем фактом, что сам Троцкий Сталина как своего соперника всерьез не воспринимал.
Ленин предпринимал все усилия, чтобы сгладить конфликт между Сталиным и Троцким, так как ценил их обоих, хоть и подходил к ним с разной меркой. То, что Сталин доверия Ленина не утратил, подтверждается его последующими направлениями Лениным на фронт вплоть до самого окончания Гражданской войны. В январе 1919 г. Сталин был переброшен на Восточный фронт - доложить о ситуации в связи со злополучной сдачей города Пермь. В мае Сталин укреплял оборону Петрограда перед угрозой наступления белых; по его личному распоряжению 67 морских офицеров Кронштадта было расстреляно по обвинению в предательстве. Затем в том же году он вновь был переброшен на Южный фронт, чтобы сдержать прорыв белых к Москве, после того, как войсками Деникина был взят Орел.
После 1919 г. Сталин приобрел неоднозначную репутацию: с одной стороны, человека, бесспорно, способного и надежного, но, с другой, такого, с кем работать нелегко, кто при любых обстоятельствах ставит себя выше других. Всячески превознося собственные успехи, он в то же время жестоко критиковал неудачи других, видел предательство и заговор там, где можно было говорить о нерасторопности и разгильдяйстве, грешил завистью и слишком рьяно враждовал с товарищами, считая их своими соперниками в борьбе с врагом. Как утверждает Троцкий, когда Политбюро приняло решение наградить его Орденом Красного Знамени за участие в обороне Петрограда осенью 1919 г., Каменев в некотором замешательстве предложил вручить ту же награду и Сталину. “3а что? — изумился Калинин”. Тогда Бухарин отвел его в сторону и сказал: « Неужели не ясно? Это идея Ленина. Сталин не переживет, решив, что его обошли. Он никогда этого не простит”.
Последний эпизод участия Сталина в Гражданской войне еще раз высветил его пороки, снискавшие общую критику. В мае 1920 г. польская армия вступила на территорию Украины и заняла Киев. Советское контрнаступление выбило поляков с Украины и вывело Красную Армию к берегу Буга. Стоило ли советским войскам переправляться на другой берег и двигаться на Запад, в глубь Польши целью захватить Варшаву? И Сталин, и Троцкий подобную авантюру отвергали. Однако Ленин придерживался иной точки зрения. Он все еще надеялся, что революция в Европе сможет помочь Советской России.
Троцкий вместе с Дзержинским и Радеком, упорно противостоял в этом Ленину. И тогда Сталин переметнулся на сторону Ленина, оказавшись среди большинства Политбюро, проголосовавшего за поход на Варшаву.
В генеральном наступлении Сталин не участвовал — военными действиями руководил 27-летний Тухачевский, бывший поручик царской армии, отличившийся в Гражданской войне. Сталин был направлен в качестве представителя Политбюро в юго-западные военные расположения, с целью сдерживать силы Врангеля, грозившие со стороны Крыма, предупредить возможную интервенцию со стороны Румынии, а также курировать южную часть фронта, развернутого против поляков. Он слал свои язвительные замечания по поводу перегруппировки фронтов в адрес Ленина и Политбюро: «Получил Вашу записку относительно разделения фронтов, - телеграфировал он Ленину.- Зачем Политбюро заниматься подобными пустяками?» Тем не менее, Сталин и военком Юго-Западного фронта Егоров получили приказ перебросить значительные силы к северу. Для поддержки левого фланга армии Тухачевского, которая двигалась на Варшаву. Сначала Сталин не выполнил приказ в срок, потом и вовсе отказался его выполнять, продолжая участвовать в предпринятой Первой конной армией под командованием Буденного операции по захвату Львова, города на юге Польши. Когда 16 августа поляки предприняли контратаку на войска Тухачевского, Красная Армия потерпела сокрушительное поражение, важнейшим последствием которого явилось то, что теперь поляки могли укрепиться на неприкрытом левом фланге русских войск. Многие годы длилась ожесточенная тяжба по поводу того, кто виноват в провале, сказавшаяся на всех последующих взаимоотношениях между Сталиным и Тухачевским в1930-е годы.
Сталин был отозван в Москву, подвергнут порицанию со стороны Ленина, а также делегатов IХ Партконференции, и отстранен от участия в завершении Гражданской войны - разгроме войск Врангеля на Юге. И все же это не лишило Сталина прежнего лидерства в партии. На VIII партийном съезде, состоявшемся в марте 1919 г., его имя числилось в списке шести кандидатов в члены ЦК, розданном каждому участнику. Сталин стал членом обеих подкомиссий ЦК, учрежденных съездом, одним из пятерых членов Политбюро и членом Оргбюро; кроме того, по его инициативе при комиссариате национальностей была создана вторая инспекция - рабоче-крестьянская, Рабкрин, в чью задачу входил контроль за работой правительственных учреждений. Ни на одно из этой внушительной цепи назначений нисколько не повлиял факт ответственности за разгром армии в Польше и отстранение от военного руководства.
Вне сомнений, основной причиной этого явилось то обстоятельство, что Сталин сумел зарекомендовать себя как исключительно активный, не щадящий сил для дела, член руководства партии. Отказаться от него было невозможно. Троцкий вспоминает, как задал как-то вопрос Серебрякову, члену ЦК, работавшему вместе со Сталиным в военном совете Южного фронта: была ли нео6ходимость в двух представителях ЦК в этом совете, и разве не мог Серебряков справиться один без помощи Сталина. «Подумав немного, Серебряков ответил: « Пожалуй, я не смог бы так давить на подчиненных, как Сталин». Умение давить, было как раз то свойство, которое Ленин более всего ценил в Сталине».
Ленин прекрасно видел недостатки Сталина. По словам Троцкого, когда впервые была предложена кандидатура Сталина на пост Генерального Секретаря, Ленин заметил: «Сей повар, будет готовить только острые блюда». И все же иной кандидатуры не выдвинул. Разумеется, Ленин не чувствовал со стороны Сталина угрозы для себя лично,- до той поры, пока его не постиг в мае 1922 г. первый инсульт, что случилось через месяц после того, как Сталин был назначен Генеральным Секретарем.
В 1922 г., когда Ленин приходил в себя после первого инсульта, Сталин крепил фундамент своей власти, в его действиях не проскальзывало ни малейшей театрализации. Троцкий, любитель бьющих в глаза эффектов (что вселяло опасение симптомов бонапартизма) не видел ни в поступках Сталина, ни в нем самом ничего, кроме признаков серой посредственности. Однако усилия Сталина оказались не напрасны. При тех новых перспективах, которые открылись перед ним в связи с болезнью Ленина, Сталин смог запустить в ход весь тот авторитет, который он создал себе в провинциальных партийных структурах, направив эту волну на центральные структуры, ведавшие политикой партии,- партийный съезд, ЦК и Политбюро,- туда, где мог решаться исход битвы за место правопреемника.
Последующие события стали известны лишь через много лет, в основном уже после смерти Сталина. И эти события не оставляют сомнений в том, что отношение Ленина к своему бывшему протеже теперь изменилось, и дело дошло до открытой неприязни. Она усилилась в связи с теми шагами, что предприняло Политбюро, принявшее в свои руки бразды правления. 24 декабря в результате совещания Сталина, Каменева и Бухарина с врачами, было вынесено следующее решение:
«Владимиру Ильичу разрешается ежедневно диктовать по 5—10 минут только в том случае, если это не письма, чтобы не предполагалось получение ответа. Посещения запрещены. Друзьям и близким желательно не сообщать ему о политических событиях».
Подобные меры были продиктованы опасением, что Ленин, хоть он уже почти наверняка не сможет возглавить государство, но все же способен и в полупарализованном состоянии вмешиваться в политику. Ленин всячески старался обойти эти инструкции, и решимость его усилилась, как только Политбюро назначило Сталина надзирать за их исполнением.
В поисках союзника Ленин обратился к Троцкому. Дважды в течение 1922 г. он убеждал Троцкого занять пост заместителя Председателя Совнаркома, и оба раза Троцкий отказывался, не видя в этой перспективе возможности стать первым среди прочих заместителей, а также идеологом партии. Вместе с тем в декабре, когда Ленин воспротивился попыткам Сталина ослабить монополию государства на внешнюю торговлю, он с удовлетворением обнаружил, что Троцкий с готовностью довел его мнение до членов ЦК; удовлетворение Ленина еще более возросло, когда ЦК было вынуждено отменить свое ранее принятое решение.
«Мы отстояли свою позицию в борьбе,- писал он,- предлагаю не останавливаться и наступать дальше». Снова в частной беседе с Троцким Ленин предлагает ему пост заместителя председателя, заявляя, что готов сформировать блок для борьбы с бюрократией в государстве и в партии. Однако через несколько дней у Ленина случилось второе кровоизлияние, и его предложение хода не получило, хотя оно могло грозить для Сталина далеко идущими последствиями.
Предыдущая страница 1 2 3 Следующая страница


Сталин и Троцкий политические противники

Скачать реферат бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/?id=54&часть=2



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com