Реферат на тему "Штурм Кенигсберга"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Реферат на тему Штурм Кенигсберга

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Реферат *
Размер: 46.14 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Дмитрий
Предыдущая страница 1 2 3 Следующая страница

добавить материал

Час начала штурма приближался. Первоначально наступление было намечено на 5 апреля. Но густая облачность, дождливая погода и наплывающий со стороны моря туман заставили перенести штурм на сутки. 31 марта состоялось совещание военных советов всех армий, блокировавших Кенигсберг, где была оглашена директива командующего фронтом на штурм крепости. В ней определи­лись конкретные, четкие задачи, стоящие перед командующими армий, родов войск и другими военачальниками.
Первой в бой за четыре дня до штурма вступила артиллерия. 2 апреля загудели стволы тяжелых орудий. Стены крепостных фортов и дотов содрогнулись от взрывов крупнокалиберных снарядов. Били не вслепую, каждая батарея, каждое орудие имели свою, уже пристрелянную цель.
Большое внимание уделялось взаимодействию всех родов войск, своевременному обеспечению их боеприпасами, связью. Во всех подразделениях политработники проводили беседы с бойцами, рассказывали о городе, который им предстояло штурмовать, о зна­чении взятия этой цитадели. Именно в частях родился текст клят­вы гвардейцев, под которым десятки тысяч идущих на штурм сол­дат и офицеров поставили свои подписи. Они поклялись не щадить жизни в этой одной из последних схваток с фашизмом.
Начиная со 2 апреля трижды в сутки через громкоговорители с передовых позиций и по радио велись на немецком языке переда­чи, обращенные к войскам осажденного гарнизона. В них давались сводки о военных действиях на фронтах, сообщалось о решениях Ялтинской конференции глав государств союзников, зачитывалось письмо пятидесяти немецких генералов, выступающих против фа­шистского режима, призывающих прекратить бессмысленное со­противление. На город сбрасывались тысячи листовок, артиллеристы посылали начиненные листовками агитационные снаря­ды.
Крайне важную и опасную работу вел отряд немецких антифа­шистов, который возглавлял уполномоченный Национального ко­митета «Свободная Германия» оберлейтенант Герман Ренч. Его помощнику лейтенанту Петеру с товарищами удалось проникнуть в Кенигсберг и вывести оттуда почти полностью одну из рот 561-й гренадерской дивизии.
До самого начала штурма никто не знал ни минуты отдыха. Ус­тавшие до изнеможения саперы строили лестницы, штурмовые мостки и другие приспособления. Солдаты, включенные в состав танковых десантов, учились вспрыгивать на движущиеся машины и спешиваться на малом ходу, изучали с танковыми экипажами сиг­налы для взаимодействия в бою. Минеры знакомились с новыми образцами немецких мин, наполненных жидкой взрывчаткой. Все учились искусству штурма.
В окопах, в местах сосредоточения войск, готовящихся к штур­му, из рук в руки передавались листы с текстом клятвы гвардейцев. Тысячи, десятки тысяч подписей воинов были поставлены под клятвой верности Отчизне, своему народу. Солдаты дали слово не жалеть сил, а если нужно, то и жизни в этой одной из последних схваток с фашизмом. Они знали, что их ждет тяжелое испытание.
К вечеру 5 апреля подготовка к штурму была полностью завер­шена. Наутро предстоял решительный бой.
2. ДЕНЬ ПЕРВЫЙ 6 АПРЕЛЯ
Рассвет наступал медленно. Ночь словно не хотела уступать ему свое место. Этому способствовали плотные облака, нависшие над городом, да не прекращающийся туман. Минуты тянулись томи­тельно долго.
Всю ночь со стороны города доносились негромкие разрывы. Это делали свою работу 213-я и 314-я дивизии легких ночных бом­бардировщиков генерал-майора В. С. Молокова и полковника П. М. Петрова. Что из себя представляла маленькая машина По-2? Собственно говоря, это не боевой, а учебно-тренировочный само­лет. Сделанный из дерева и ткани, он был совершенно беззащитен от истребителей, да и брал-то на борт всего 200 килограммов бомб. Но когда в ночном небе бесшумно, с выключенными моторами, словно летучие мыши, возникали эти машины, то силу их боевого и психологического воздействия на противника трудно было пере­оценить.
И вот в девять часов утра 6 апреля 1945 года с южной стороны города тишину разорвал все усиливающийся грохот. Это заговори­ла вся артиллерия 11-й гвардейской армии генерала Галицкого. Небо перечеркнули трассы реактивных снарядов гвардейских ми­нометов. На хорошо разведанные и пристрелянные крепостные со­оружения обрушилась тяжелая артиллерия. В десять часов утра от­крыли огонь орудия и минометы наступающих с севера 43, 50 и 39-й армий. Пять тысяч орудий буквально взламывали оборону против­ника. Плохая погода и густой дым от разрывов снарядов, затянув­ший город, ограничивали действия авиации. Мешала эта дымовая завеса и артиллеристам.
Тем не менее ровно в двенадцать часов дня штурмовые группы, поддержанные танками и самоходными орудиями, ринулись в ата­ку на вражеские позиции.
Гвардейская 31-я стрелковая дивизия, входившая в состав 11-й армии, напоминала скрученную пружину. За час до ее атаки весь артиллерийский огонь был перенесен на ближние позиции. Велось подавление огневых точек в траншеях. И когда батальоны пошли на штурм, то уже через тридцать минут командиру дивизии посту­пило донесение о взятии первой линии траншей. Артиллеристы перенесли огонь в глубину обороны противника.
каждое крупное здание. Противотанковыми гранатами штурмовые группы выбивали двери домов, дра­лись за лестничные площадки, отдельные комнаты, сходились с   вражескими солдатами врукопашную. Трудно было выделить тех,   кто совершал подвиги, кто нет. С первых минут штурма героизм стал массовым. Старший сержант Телебаев первым поднялся в ата­ку и первым ворвался во вражескую траншею. Шесть гитлеровцев он сразил автоматом, а троих взял в плен. Сержант сам был ранен, но отказался уходить с поля боя, продолжал сражаться. К тринад­цати часам полки дивизии подошли ко второй линии обороны, но встретили упорное сопротивление врага, подтянувшего резервы. Атака захлебывалась. И тогда в бой вынуждены были вступить пол­ки второго эшелона. Штурмовые группы тащили на руках орудия. Они буквально вгрызались в оборону противника. Только спустя три часа наши солдаты ворвались во вторую линию вражеской обо­роны.
Слева от 31-й дивизии столь же решительно действовала 84-я гвардейская дивизия. Пойдя в атаку после артиллерийской подго­товки, она с ходу овладела первой линией обороны противника. Были взяты в плен десятки солдат, захвачено большое количество вооружения. Относительно слабое сопротивление противника в первые часы штурма объяснялось тем, что значительная часть жи­вой силы врага была уничтожена и деморализована шквальным ог­нем артиллерии. Большинство из уцелевших солдат отошли на про­межуточный рубеж в районе пригородного поселка Шпандинен.
На пути наступавших встал форт N 8, носящий имя короля Фридриха Первого. Это было мощное оборонительное сооружение. Построенный полвека назад, форт неоднократно модернизировал­ся и укреплялся. Толстые стены надежно защищали гарнизон от навесного огня, прилегающая к форту территория простреливалась крепостными орудиями и пулеметами. По всему периметру форт опоясывал ров, заполненный водой, шириной в десять и глубиной в семь метров. Водную поверхность рва с его отвесными каменны­ми берегами кинжальным огнем простреливали укрытые в амбра­зурах пулеметы. Командир 84-й дивизии генерал И. К. Щербина поставил перед 243-м полком задачу овладеть зданиями мукомоль­ной фабрики, полностью блокировать форт N 8 и уничтожить его гарнизон.
Если с фабрикой задача была решена успешно, то штурм форта потребовал больших усилий. Его вновь и вновь бомбардировала авиация, обстреливали тяжелые орудия. Но едва наши батальоны приближались к крепости, их встречал сильный артиллерийский и пулеметный огонь. Орудия сопровождения, стрелявшие прямой наводкой, заметного ущерба нанести врагу не могли. И только к восемнадцати часам солдаты достигли оборонительного рва. Бойцы видели, как в черной воде отражаются вспышки рвущихся снаря­дов, осветительных ракет. Подавить вражеский пулеметный огонь из капониров оказалось невозможным. И все же к полуночи форт был не только полностью блокирован, но и саперам удалось, пре­одолев ров, заложить у стен форта ящики со взрывчаткой.
Так проходил первый день штурма Кенигсберга с южной сторо­ны — той части города, где сегодня находится Балтийский район Калининграда.
Основной удар наносился по северной части Кенигсберга. Так же, как и на других участках, за четыре дня до штурма здесь велась интенсивная артиллерийская подготовка. Отсюда с полевых аэро­дромов наносились мощные бомбовые удары по укрепленным объ­ектам противника. Северная группировка объединяла войска 50, 43 и 39-й армий.
Сегодня с шоссе, идущего на Светлогорск, виден стоящий на пригорке у развилки дорог двухэтажный дом. Здесь и располагался командный пункт, откуда Маршал Советского Союза А. М. Васи­левский, его заместитель генерал армии И. X. Баграмян и другие военачальники руководили штурмом Кенигсберга. 6 апреля перед самым рассветом сюда прибыли Василевский и Баграмян. Непре­рывно звонили телефоны, командиры корпусов и дивизий докла­дывали о готовности войск к штурму.
В девять часов утра с противоположной стороны Кенигсберга донесся гул орудий. Это заговорила артиллерия 11-й армии, южные вступили в бон. А вскоре более тысячи орудий северной группи­ровки обрушили на город всю мощь своего огня. В полдень пошла в бой пехота. Сразу же обозначился успех. Стрелки овладели пер­вой, а затем и второй линией траншей. Уже через час командир 54-го корпуса генерал А. С. Ксенофонтов доложил, что штурмовой отряд капитана Токмакова достиг и окружил форт N 5 «Шарлоттенбург», считавшийся одним из самых мощных опорных пунктов врага. Се­годня там сооружен мемориальный комплекс, и, вероятно, мало кто из калининградцев и гостей города не посетил это место.
Окружить сильно укрепленный форт — это еще далеко не все. Взять его — гораздо сложнее. Тогда было принято единственно правильное решение. Штурмовые группы оставили форт у себя в тылу, а сами продолжили наступление на городское предместье Шарлоттенбург (Лермонтовский поселок Центрального района). Форт блокировали подразделения 806-го полка второй линии. Сюда же было подтянуто подразделение саперов, подошли само­ходные артиллерийские установки.
Вскоре после начала штурма чуть было не произошла трагедия. Главный командный пункт был накрыт залпом вражеского артил­лерийского дивизиона. Генерал армии И. X. Баграмян получил лег­кие ранения, а генерал А. П. Белобородов — контузию. Через не­сколько минут с передовой возвратился маршал А. М. Василевс­кий. Вместо соболезнования он отчитал генералов: на дворе откры­то стояли джипы. Они-то и демаскировали командный пункт. Двое из находившихся на КП офицеров погибли.
К исходу дня 235-я дивизия генерала Луцкевича полностью очистила Шарлоттенбург. В центре успешно наступали дивизии 13-го гвардейского корпуса генерала Лопатина. Труднее всего было на правом фланге. Части 39-й армии, нацеленные на коридор Кениг­сберг — Фишхаузен (Приморск), продвигались очень медленно.
Пятая танковая и другие дивизии земландской группировки противника не раз бросались в контратаку, пытаясь не допустить полного окружения Кенигсберга. С боем, неся значительные потери, приходилось брать буквально каждый метр.
Плохая погода мешала в первый день штурма действиям авиации. Бомбардировщики практически бездействовали. Атакующие части поддерживали штурмовики ИЛ-2, выполняющие задачу не­посредственного сопровождения пехоты. Удары авиации обеспечивали авианаводчики. Они находились в боевых порядках наступаю­щих частей, имея в своем распоряжении подвижные радиостанции. Основными целями штурмовиков являлись огневые точки, артил­лерийские позиции, танки и пехота противника. Только во второй половине первого дня штурма облачность несколько разрядилась, что позволило поднять в воздух больше самолетов. Вражеская авиация серьезного сопротивления не оказывала. Произошло всего несколько воздушных боев, да и то это были случайные встречи. гитлеровские летчики просто не могли от них уклониться.
По мере приближения ночи бои в городе ослабевали. К сожале­нию, задачи, поставленные перед войсками, были выполнены не полностью. Продвижение атакующих частей составило от двух до четырех километров. Но было сделано главное: вражеская оборона взломана, противник понес большой материальный урон, наруши­лась связь между его частями и командными пунктами. Что очень важно — противник, ощутив всю мощь наступающих, понял, что отстоять город невозможно, что окруженный гарнизон обречен на поражение. Солдаты и офицеры, в том числе и старшие, начали добровольно сдаваться нашим войскам.
Бон не стихали всю ночь. Правда, они носили спорадический характер, не были столь массовыми, как в дневное время. Против­ник использовал ночные часы для возведения новых укреплений, восстановления нарушенной связи, подтягивания резервов к пер­вым линиям обороны. Вели ночную перегруппировку войск и наши соединения. Второй день штурма должен был стать решаю­щим.
3. ДЕНЬ ВТОРОЙ 7 АПРЕЛЯ
Жаркие бои развернулись вдоль всей линии соприкосновения войск еще до наступления рассвета. Враг предпринял отчаянную попытку переломить ход сражения. В контратаку были брошены последние резервы и наскоро сколоченные отряды фольксштурма. Но все это оказалось тщетным.
Если первый день штурма можно было назвать днем артилле­рии, то второй поистине стал днем авиации. Погода улучшилась, в разрывах облаков блеснуло солнце. 7 апреля впервые в условиях светлого времени была применена дальняя бомбардировочная ави­ация. Бомбардировщики 1-й и 3-й воздушных армий, тщательно прикрытые над полем боя истребителями, получили беспрепят­ственную возможность бомбить вражеские позиции. Аэродромы противника были полностью блокированы. Всего за один час на Кенигсберг сбросили свой смертоносный груз 516 бомбардировщи­ков. 7 апреля нашей авиацией было сделано 4700 самолето-вылетов и обрушено на вражеские позиции более тысячи тонн бомб. Казалось, что рассвет в этот день так и не наступит. Ибо на сме­ну ночным сумеркам пришел мрак, создаваемый дымом от рву­щихся бомб и снарядов, горящих зданий. Вступившая в бой авиа­ция окончательно предопределила исход сражения в нашу пользу.
И все же враг яростно сопротивлялся. Только на участке 90-го стрелкового корпуса наступавшей с севера 43-й армии им было предпринято за день четырнадцать крупных контратак. Один за другим капитулировали, прекращали сопротивление гарнизоны фортов. Выше уже шла речь о том, что наши войска, наступавшие с южной стороны, в первый день штурма блокировали форт N 8. Гарнизон, укрывшийся за толстыми стенами, продолжал сопротив­ление. Стрельба по бойницам и орудийные залпы прямой наводкой результатов не давали. Ночью к форту были доставлены фугасные огнеметы. Для преодоления рва командир штурмующего батальона майор Романов выбрал тот участок крепости, который легче всего поддавался воздействию огнеметов. На рассвете 7 апреля в ров были сброшены дымовые шашки, а вал огня, извергаемый огнеме­тами, заставил обороняющихся укрыться во внутренних помеще­ниях. Одна из рот по заготовленным штурмовым лестницам быстро спустилась с отвесной стены в воду и вступила на пологий проти­воположный берег. Скрытые дымом, солдаты довольно быстро поднялись на крышу форта и устремились в проломы, образовав­шиеся от прямых попаданий тяжелых авиабомб и снарядов. Начал­ся рукопашный бой в темных переходах и капонирах крепости. Противник вынужден был ослабить внешнюю оборону, что позво­лило еще одной роте преодолеть ров. Под прикрытием пулеметно­го огня наши солдаты подползли к амбразурам нижнего этажа фор­та и начали забрасывать их гранатами. Не выдержав одновремен­ного удара с разных сторон, гарнизон капитулировал. Сдались ко­мендант форта, несколько офицеров и более ста солдат. 250 солдат противника в этом бою были уничтожены. Батальон захватил де­сять орудий, склады с месячным запасом продовольствия, боепри­пасов, горючего для электростанции.
Во второй день штурма войска наступающей с юга 11-й гвардей­ской армии полностью освободили городской район Понарт (Бал­тийский район) и вышли к берегам реки Прегель, рассекающей Кенигсберг на две части. Разводные мосты были взорваны, водная поверхность реки простреливалась в любой точке, но тем не менее нашим войскам предстояло одолеть эту водную преграду.
А за спиной наступающих войск еще кипел жаркий бой. Мас­сивное здание главного вокзала и большой железнодорожный узел гитлеровцы превратили в мощный опорный пункт. Все каменные постройки здесь были подготовлены к обороне. Из района главно­го железнодорожного вокзала противник вел частые контратаки. На штурм узла пошли 95-й и 97-й полки, прямо по железнодорож­ным путям ползли наши танки и самоходки. В этот район боя при­шлось дополнительно подтянуть орудия и реактивные минометы. Штурмовать приходилось буквально каждую постройку. Даже пас­сажирские составы, так и не успевшие отойти от платформы, были превращены в огневые точки. Подобным образом использовались и товарные вагоны. Все же к восемнадцати часам войска 31-й ди­визии фактически овладели вокзалом и подошли к третьей линии обороны противника, прикрывающей центральную часть города.
Предыдущая страница 1 2 3 Следующая страница


Штурм Кенигсберга

Скачать реферат бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/?id=612&часть=2



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com