Реферат на тему "Национал экстремизм как одно из проявлений социальной болезни общес"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Творческая работа на тему Национал экстремизм как одно из проявлений социальной болезни общес

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Творческая работа *
Размер: 63.68 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Ягубян Артур Валерьевич
Предыдущая страница 1 2 3 4 5 Следующая страница

добавить материал

Естественно, это сопровождалось катастрофическим взлетом детской и подростковой преступности, наркомании, токсикомании, алкоголизма, проституции, эпидемиями заболеваний, передающихся половым путем. Учителя, которые вчера радовались отмене воспитания, схватились за головы – именно учителя первыми столкнулись с новым поведением этой новой молодежи, которая не хотела учиться, посылала учителей матом, а если уж очень надоедали – била.
Но робкие попытки рядовых учителей изменить ситуацию столкнулись с жестким противодействием Министерства образования. Чиновники министерства считали, что всё в порядке и что события развиваются в правильном направлении. При трех подряд министрах – Ткаченко, Кинелёве и Тихонове – Министерство образования вело борьбу с воспитанием и пыталось провести под флагом “вариативного образования” (придуманного зам. министра Асмоловым) такую “реформу”, которая освободила бы государство от финансирования системы образования и, называя вещи своими именами, дала бы возможность министерским чиновникам получать зарплату, ничего не делая и ни за что не отвечая.
Одновременно с превратившейся в катастрофу “реформой образования” в России была проведена ликвидация созданной в советские времена разветвленной системы внешкольного образования и воспитания – всех этих “домов культуры”, “дворцов культуры”, “дворцов пионеров” и т.д. В советское время эта система охватывала в целом до четверти детей школьного возраста – и более или менее успешно выявляла среди детей всех социальных слоев таланты и поставляла их в сферу искусств, на профессиональную сцену, в науку – по выявленным способностям. Но за последние 10 лет вся эта система была уничтожена. Здания “дворцов культуры” были скуплены “новыми русскими” и переоборудованы в ночные клубы, казино, рестораны, чудовищно дорогие и доступные лишь незначительной части населения. Детские кружки были выброшены на улицу и погибли.10 Школьники вне школы оказались предоставлены сами себе – и в массе своей стали добычей уголовного мира и наркомафии. В огромном количестве возникли микроскопические молодежные банды, которые и превращались часто в банды скинхедов – поскольку каждая такая банда была нацелена против “чужих” (пусть даже из соседнего двора), а уж всякий чернокожий был “чужим” заведомо.
Скинхеды в России – продукт не национальных, а социальных изменений. Это особенно хорошо видно из того факта, что банды скинхедов возникли именно в крупных и наиболее развитых городах – там, где сосредоточены основные богатства и где особенно заметно возникшее за последние годы в России социальное расслоение. Подростки из бедных семей, глядя на внезапно разбогатевших чиновников и уголовников – “новых русских”, – завидовали им и ненавидели их, но трогать боялись.
В те же последние 10 лет в России наблюдался процесс, который нельзя назвать иначе, как реабилитация фашизма. И этой реабилитацией занимались как раз те, кто сегодня громче всех кричит о “фашистской опасности”, – либералы, либеральные СМИ. Они так увлеченно боролись с “красной опасностью”, что не заметили, как сами, собственными руками, создали моду на фашизм.
В одежде наши скины подражают своим западным единомышленникам. Особенностью российских скинов является любовь к флагу рабовладельческой Конфедерации, нашиваемому обычно на рукав или (если нашивка большая) на спину куртки-“бомбера”. В ходу также (хотя и менее распространены) нашивки в виде свастики, кельтского креста, портрета Гитлера, числа 88 (то есть “Heil Hitler!”) или букв WP (“White Power”). Наши скины – приверженцы музыкального стиля ой!, так же как и западные наци-скины (западные “ред-скинз” в основном слушают панк, пост-панк, грэндж, трэш, рэггей, ска, а то и арт-рок, джаз-рок и симфо-рок, вплоть до “Пинк Флойд” и “Генри Коу”). Больше всего музыкальных скин-групп в Москве тексты песен которых, как правило довольно примитивны и при этом почти каждая легко подпадает под ст. 282 УК (“возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды”), но никто никогда не пытался привлечь к ответственности ни одну музыкальную скин-группу. ”.
Большинство скинов объединено в маленькие банды по месту жительства или учебы (процентов на 80 скины – это старшеклассники, учащиеся ПТУ или безработные), которые, строго говоря, не являются политическими организациями. Но в Москве существуют две политизированные жестко иерархизированные скинхедские организации: “Скинлегион” и “Blood & Honor’ – Русский филиал” (человек по 100–150 в каждой). Члены обеих группировок систематически распространяют слухи, будто в их организациях состоит по несколько сот человек. Большинство “неорганизованных” скинов этому верит – и завидует “легионерам” и “хонорам” и уважает их. В 1998 г. около сотни скинов из групп “Белые бульдоги” и “Лефортовский фронт” создали третье крупное скин-объединение в Москве – “Объединенные бригады 88”. “Объединенные бригады 88” сразу развили бурную активность на информационном фронте. Именно они издают журнал “Белое сопротивление”. Они также создали в Интернете сайт “Русские бритологовые”. В Петербурге около 150 скинов входят в организацию “Русский кулак”, в Нижнем Новгороде – свыше 150 скинов объединены в группировку “Север”, в Ярославле свыше 80 скинов входят в организацию “White Bears”. Существуют и мелкие, но хорошо дисциплинированные и структурированные скин-группы – например, “Русская цель” в Москве (численностью не более 25 человек). Есть даже группа наци-скин-феминисток “Русские девушки”.
Впрочем, успехи организованных неофашистов в скинхедской среде не стоит преувеличивать. Расистами скинхеды были изначально. Любимым видом времяпрепровождения у них было и осталось напиться пива (или водки) и пойти охотиться на улицах или в метро на какого-нибудь темнокожего студента. Дисциплина им претит. Многие скины, вступающие в ультраправые организации, вскоре их покидают: после пьяного разгула им трудно заставить себя ходить на партсобрания, зубрить фашистских “классиков”, терпеливо торговать газетами и т.п. Но все же изменения происходят. Если раньше скины избивали африканцев и азиатов “абстрактно” – за цвет кожи и за то, что те “заражают нас СПИДом” и “торгуют наркотиками”, то теперь любой рядовой скин готов прочесть вам малограмотную, но горячую мини-лекцию об “угнетенной жидами русской нации”, “мировом сионистском заговоре” и “грядущем возрождении Великой России”..
В России наци-скины чувствуют себя уверенно и безнаказанно.  В Москве милиция и власти явно им сочувствуют. И власти, и особенно пресса долгое время старались вообще не замечать скинхедского террора. Политка замалчивания (и скрытого поощрения) по отношению к скинам привела бритоголовых к мысли о безнаказанности. Когда в апреле 1998 г. скины разослали по редакциям московских газет факсы, в которых сообщали, что в ознаменование очередной годовщины со дня рождения Гитлера они будут “каждый день убивать по негру”, большинство газет никак на это предупреждение не прореагировало, а те, что откликнулись – например, “Независимая газета”, – восприняли их как нечто экзотическое, но несерьезное. На самом деле в апреле-мае 1998 г. в Москве впервые в истории российского скин-сообщества была проведена скоординированная кампания единых действий, которая и вызвала, как я уже писал, международный скандал. Но в отечественных СМИ никто даже не попытался оценить размеры этой кампании – а между тем, по подсчетам Ассоциации иностранных студентов, только в отношении темнокожих студентов в течение месяца после 20 апреля совершалось в среднем по 4 акта насилия в день. Один негр был убит, и труп его был сброшен в канализационный люк в районе Даниловского рынка. Милиция не захотела связывать этот случай со скинхедским “месячником”.
Да и пресловутый С. Токмаков был задержан только потому, что сам дал интервью съемочной группе TV, прибывшей на место происшествия. В интервью Токмаков рассказал о своих расистских взглядах и говорил, что негры – это “зло”. Даже располагая этой записью, милиция “искала” Токмакова целых 2 дня и долго затем пыталась отрицать расистский характер инцидента. “Дело Токмакова” тоже способствовало тому, что скинхеды утвердились в своей “правоте” и безнаказанности.
Токмакова поддержала вся скин-тусовка, выпустившая кучу листовок, в которых вся вина перекладывалась на Джефферсона и тот обвинялся в “распространении наркотиков” и “приставании к русским юношам с предложениями сексуального характера”. Токмакова поддержала и вся праворадикальная пресса (вплоть до газеты “ЛДПР”, где была напечатана статья с выразительным заголовком “Хватит лизать зад джефферсонам!”) – и читатели этой прессы узнали, что Токмаков, оказывается – замечательный русский поэт (по версии газеты “ЛДПР” – скрипач), сотрудник издательства “Русский писатель” (Токмаков работал там охранником) и виноват лишь в том, что … защищал честь русской девушки, к которой приставал американец.
Джефферсон был вынужден покинуть Россию. Суд над С. Токмаковым длился невообразимо долго – с 9 сентября 1998 г. по 27 сентября 1999 г. – и закончился тем, что Токмакова освободили из-под стражи прямо в зале суда. Токмаков попал в региональный список избирательного объединения “Спас” во главе с “самим” Баркашовым (список, как известно, усилиями Минюста со скандалом был снят с регистрации).
Разумеется, все это кончилось тем, чем и должно было кончиться: скины перешли от нападений на “черных” к нападениям и на “белых”. Весной 1998 г. в Москве до десятка скинов явились в Музей Маяковского на открытую лекцию, проводившуюся троцкистской группой “Комитет за Рабочий Интернационал” и выкрикнули от входа: “Кто здесь еврей – выходи!”. В ответ им крикнули: “Мы здесь все евреи!” – и зал встал как один человек. Прикинув соотношение сил (в зале было человек 60), скинхеды ретировались. Летом 1998 г. скины избили в метро московского школьника Илью Будрайтскиса только за то, что на нем была модная майка, которая воспроизводила обложку диска рок-группы “Rage Against the Machine” с портретом Че Гевары. “Ах ты, гад! – кричали скинхеды. – Че Гевару носишь, коммуниста этого проклятого! “Rage Against the Machine” – это тоже коммунисты, у них там негр играет!”
Наци-скины в России день ото дня становятся наглее и агрессивнее. В ноябре 1998 г. в Архангельске судили группу наци-скинов, которые весной того же года создали организацию, поставившую своей целью насильственное изгнание из Архангельска всех “черных”. Группа имела свою форму, символику (повязки со свастикой) и флаг (черный, как у анархистов), члены группы приносили “клятву арийца”. В организацию входили подростки от 14 до 18 лет (18 лет было лидеру группы). Всего за две недели группа совершила свыше десятка вооруженных нападений на “кавказцев” (одной из жертв было нанесено 17 колото-резаных ран). Лидеры кавказских общин Архангельска пришли к местному милицейскому начальству и предупредили, что если дело так пойдет дальше, то они могут не удержать своих земляков от массовых беспорядков, – после чего в архангельских правоохранительных органах, естественно, “всех поснимают”. Милицейскому начальству аргумент “всех поснимают” показался очень убедительным – и всю группу с черным флагом быстро выявили и арестовали. На суде, впрочем, все, кроме лидера, отделались условными сроками (лидеру группы Зыкову дали 7 лет заключения). Интересно, что факт создания расистской организации суду “доказать не удалось”.
В Москве в предварительном заключении содержится еще одна группа скинхедов – так называемые чистильщики. Группа проводила “зачистку” Москвы от “осквернявших облик столицы” бомжей. Бомжей наци-скины не долго думая и не разбирая национальности убивали. Сколько человек ими убито – неизвестно, поскольку смерть бомжа обычно остается нерасследованной. Пока что следствие предъявило этой группе подростков-скинхедов (в возрасте от 16 до 19 лет) обвинение в 3 убийствах и 1 покушении на убийство.
         События у нас в стране развиваются точно так же, как они развивались в Чехии и Польше. Там тоже наци-скины сначала били “черных” (цыган), затем принялись бить анархистов, а теперь бьют вообще любого, кто выразит возмущение их “деятельностью”. Но в Чехии наци-скинам противостоят местные анархисты, которые, в отличие от наших, “крутые” и на расправу скоры (один чешский анархист, на которого полтора года назад напали в кабачке скины, попросту вынул пистолет и подстрелил двух скинхедов, после чего, естественно, загремел в тюрьму). А в Польше наци-скинам противостоят “ред-скинз”.
В России же “ред-скинз” практически нет. Небольшие группы “ред-скинз” появились недавно лишь в Белгороде и Воронеже. Созданная в 1997 г. усилиями краснодарских анархистов группа “ред-скинз” успешно била местных наци-скинов, но к осени 1998 г. по причине “головокружения от успехов” развалилась. Других примеров нет.
А власти с наци-скинами не борются. Нет и антискинхедской пропаганды. Правительственное телевидение клеймило в последние годы шахтеров, американцев, коммунистов, ваххабитов – кого угодно, только не фашиствующих бритоголовых. А в российских школах, откуда воспитательная работа изгнана Минобразом как “наследие коммунистического тоталитаризма”, скины медленно, но верно превращаются в живую легенду и местных героев. Впечатление такое, что власть сознательно фашизирует подростков.

Геноцид да и только.

Полковник Михаил Кирилин из Центра по связям с общественностью ФСБ и Владимир Вершков из пресс-службы ГУВД в один голос заявили корреспонденту газеты “Москоу таймс”, что их службы не рассматривают скинов как что-то опасное11. Даже тогда, когда власти оказываются вынуждены реагировать на скинхедский террор, а либеральная пресса – освещать инциденты, откровенно расистское насилие наци-скинов удивительным образом превращается в “рядовое хулиганство”, а сами скины в “пьяных ПТУшников”. Скажем, 17 октября 1998 г. группа бритологоловых зверски избила сына посла Республики Гвинея-Бисау. Избиение остановили прохожие, с их же помощью были задержаны два скина – 16 и 18 лет. Но милиция уверенно заявила, что избиение якобы не было связано с цветом кожи пострадавшего, а газета “Московский комсомолец” опубликовала 19 октября статью под красноречивым заголовком “Сына посла Гвинеи-Бисау побили не на расовой почве”.  Или вот противоположный пример вынужденной  заинтересованности Министра РФ по национальной политике Владимира Зорина по этническим вопросам:
"Я глубоко убежден, что так называемые скинхеды представляют главную опасность именно для русского народа, потому что они его дискредитируют фашистскими выходками", - заявил министр. По его мнению, Россия сильна тогда, когда люди различных этнических групп объединяются для решения государственных задач - "в этом наша историческая позиция". Это пафосное заявление было сделано после факта погрома на армянском кладбище в Краснодаре. Зорин напомнил, что армяне в Краснодарском крае живут исторически и составляют более 4% населения. Министр всем дал понять, что все-таки 4% населения это не мало и тут уж нельзя не посчитаться  с фактом  скинхедовского движения, а вот когда армянский или еврейский мальчик попадает в больницу  из-за причинения ему тяжкого вреда для здоровья, вот тогда не то чтобы министры молчат, молчат следователи прокуратуры, а суды отказываются возбуждать уголовные дела по преступлениям совершенных по мотивам расовой и национальной ненависти. Такого рода примеров существует огромное множество.
Но наши политики и гос. служащие все-таки придерживаются официального мнения по этому вопросу и в СМИ говорят нам о хулиганских выходках пьяных подростков, а геноцид вообще не произносится в слух.
А правомерно ли вообще  с юридической точки зрения квалифицировать данные деяния, как хулиганства? Попробуем разобраться.
               
             "Длительное время в советской юридической литературе высказывались взгляды на хулиганство как на безмотивное и бесцельное преступление. Проф. А.А. Жижиленко писал, что хулиганские побуждения проявляются в том, что преступле­ние совершается ради забавы, из удальства, на пари и т.п. или же без всякого особого мотива, бесцельно, только для того, чтобы разрядить накопившуюся энергию. Безмотивность пре­ступления представляет собой типичный случай проявления психики хулигана". Представляется, что подобные утвержде­ния являются ошибочными, поскольку безмотивных деяний не существует, если только они не совершаются лицом, нахо­дившимся в состоянии такого душевного заболевания, кото­рое исключает возможность осуществления им сознатель­ных мотивированных поступков. В этом мы полностью согласны с проф. А.Я. Вышинским, указывавшим, что "мотив в каждом преступлении, если оно совершено не в состоянии невменяемости, должен быть и не может не быть".
Предыдущая страница 1 2 3 4 5 Следующая страница


Национал экстремизм как одно из проявлений социальной болезни общес

Скачать творческую работу бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/id=1753 часть=3



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com