Реферат на тему "Национал экстремизм как одно из проявлений социальной болезни общес"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Творческая работа на тему Национал экстремизм как одно из проявлений социальной болезни общес

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Творческая работа *
Размер: 63.68 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Ягубян Артур Валерьевич
Предыдущая страница 1 2 3 4 5 Следующая страница

добавить материал

Обычно под безмотивностью понимают совершение хули­ганства без всяких на то внешних поводов. В приговорах нередко, например, указывают, что подсудимый, будучи в нетрезвом со­стоянии, беспричинно пристал к незнакомому ему Н. и избил его, но отсутствие внешних поводов - это не безмотивмость, так как в основе действий хулигана лежит хулиганский мотив.
Понятие хулиганских побуждений раскрыто применительно к убийству в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" согласно которому деяние ими обусловленное, совершается "на почве явного неуважения к обществу и обще­принятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено же­ланием противопоставить себя окружающим, продемонстриро­вать пренебрежительное к ним отношение". Данное определе­ние в полной мере подходит и к мотиву хулиганства.
В общем, аналогичное определение дается и в российс­ком уголовном праве. Под мотивом хулиганства понимаются определенные антиобщественные побуждения, неуважение к обществу, пренебрежительное отношение к установленному в обществе порядку и т.д. Например. В.Т. Калмыков считал, что "хулиганство - преступление многомотивное. Его мотива­ми являются: стремление показать свою "силу", "ловкость", "превосходство" над другими гражданами, поиздеваться над потерпевшим, про­явить бесчинство, бахвальство, жестокость и т.д. Согласив­шись с тем, что все эти побуждения входят в хулиганский мотив, следует считать, что имеет место единый мотив - хулиганский. Все вышеперечисленное лишь образует его слож­ный составной характер. При этом законодатель, употребляя термин "хулиганские побуждения", фактически отождествляет его с хулиганским мотивом (п. "и" ст.105, п. "д" ч. 2 ст. 111, п. "д"ч.2ст.112УК).
Однако некоторые исследователи считают, что хулиганство может иметь в качестве мотивов личную месть, ревность и др. Представляется, что данный подход является неверным. Как правильно указывает Б.С. Волков, "мотивы личного порядка, если даже они имели какое-то значение в возникновении решимости совершить хулиганские действия, не могут рассматриваться как основные мотивы этого пре­ступления, поскольку они обусловлены иными, не совместимыми с хулиганскими побуждениями, целями".   При совершении хулиганства личные мотивы носят второстепенный характер, а явное неуважение к обществу, выраженное в грубом нарушении общественного порядка, является главным для квалификации этого состава.
Если хулиганские мотивы являются преобладающими, то преступление должно относиться к хулиганству. Однако если оскорбление, побои и другие подобные действия совершены на почве личных взаимоотношений и при этом у винов­ного не было цели проявить неуважение к обществу, а содеянное им фактически не сопровождалось грубым нарушением общественного порядка и явным неуважением к обществу, то ответственность должна наступать за преступление против личности, а не за хулиганство.
Изучение судебной практики дел о применении ст. 213 УК РФ свидетельствует, что хулиганские действия нередко совершаются неожиданно для потерпевших и для окружаю­щих лиц, при этом для расправы с потерпевшими хулиганы используют незначительные поводы либо эти поводы приду­мываются самими хулиганами. Хулиган избил потерпевшего за то, что он не дал закурить; хулиган учинил дебош в магази­не и оскорблял нецензурными словами продавщицу за то, что она не отпустила ему водки в кредит; хулиган избил по­терпевшего за то, что тот был в шляпе и т.д. В этих случаях хулиганский мотив не имеет причины, которая бы существен­но затрагивала интересы виновного. Как указывает Б.С.Волков. "в каждом конкретном случае квалификации хулиганства задача сводится к тому, чтобы установить, с каким обстоятельствами связывает виновный свое поведение и в соответствии с этим определить характер мотива и квалификацию совершенного преступления". Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что, отсутствие видимого повода или с использованием незначительного повода является одним из факторов характеризующих хулиганский мотив.
К другим факторам можно отнести поведение потерпевшего, не явились ли действия лица, обвиняемого а совершении хулиганства, ответом на провоцирующие действия самого потерпевшего. Верховный Суд РФ, разъясняя порядок применения п. и ч. 2 ст. 105 УК, указал, что "если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений". Данное определение имеет боль­шое значение и для установления хулиганского мотива, отграничения хулиганства от преступлений против личности или здоровья, совершенных в процессе обоюдной ссоры или драки. Но если субъект сам, используя незначительный, несущественный повод в поведении потерпевшего, совершил действия, грубо нарушающие общественный порядок, выразившиеся в явном неуважении к обществу, то это свидетельствует о присутствии хулиганского мотива в его действиях и соответственно о наличии хулиганства.
Исследуя многообразие побуждений, составляющих ху­лиганский мотив, следует учитывать, что в какой бы форме не проявлялись хулиганские действия, в основе их лежит пренебрежение нарушителя к законам, нормам морали, обще­ственной нравственности, а также безразличное отношение к обществу а целом.12
Было бы смело заметить, что хулиганство ст.213 УК по объективным признакам состава преступления очень схоже с геноцидом ст.357 УК.  Для более характерного выявления схожих признаков приведу наглядный пример из личной жизни моего однокурсника – еврея по национальности с явно выраженными антропологическими качествами этого этноса. Возвращаясь как то под вечер из академии домой, К.Б., выйдя из вагона метро, направился по направлению к эскалатору и тут неожиданно для него, без всяких на то поводов на него налетел огромный бритоголовый скин и сильным ударом руки по лицу сбил его с ног.  Спустя некоторое время К.Б. лежал уже на операционном столе. Удар сильно разорвал слизистую оболочку рта и привел к сотрясению головного мозга. На первый взгляд очень много сходств с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью  по хулиганским мотивам. Так же как и при хулиганстве характерно отсутствие видимого повода, так же личные мотивы при совершении противоправных действий скинхеда носят второстепенный характер, а явная ненависть или расовая вражда, выраженные в умышленных действиях, является главным для квалификации данного преступления по ст.357 УК. Однако если бы это правонарушение было совершено по вине самого потерпевшего либо на почве личных взаимоотношений, либо виновный не осознавал что совершает действия, образующие геноцид, и не желал этого, то ответственность должна была бы наступить не за геноцид против еврейского народа, а за преступление  против личности. Но при всех видимых сходствах  этих двух явлений существуют и явные отличие, основным из которых является цель того или другого преступления. В одном случае цель правонарушителей направлена на полное или частичное уничтожение национальной группы в другом на нарушение общественного порядка. Так что действия бритоголовых молодчиков, достигших 16 лет,  желающих истребить всех “черных“ в Архангельске нужно квалифицировать по 357 ст. УК РФ,  поскольку геноцид органически связан с фашизмом и расизмом, то было бы просто нелепо привлекать скинхеда, а точнее неонациста за причинение тяжкого вреда здоровью по п. “д”, “е” ч.2 ст.111 УК санкция за которую предусматривает от пяти до двенадцати лет, в отличие от ст. 357 УК по которой санкция – от двенадцати до двадцати лет либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы.

Устранение духовно-нравственной пустоты или меры воздействия на современную молодежь.

“Среди нас живут тысячи гиммлеров…Но когда силы разрушения и ненависти грозят поглотить все общество, такие люди становятся особо опасными. Ведь они всегда готовы быть для правительства орудием ужаса, пыток и убийств”.
                                                                            Э.Фромм.
Для того чтобы понять и правильно определить характер мер направленных на “излечение” общества от проявлений экстремизма нужно разобраться в причинах и факторах образующих благоприятную среду для этого феномена современного мира.
Как и многое другое в России любое явление, берущее свои истоки на западе, приобретает особую искаженную и грубую форму при попытке адоптации в постсоветских условиях.
                Так например известны две основные формы правления: монархия и республика, в свою очередь каждая из них может быть либо реальной, либо номинальной. В соответствии с современной либертарной теорией права и государства республики делятся на Президентские, Парламентские и Смешенные. При этом российская форма правления  не подпадает ни под одну из них, а имеет свою особую гипертрофированную модель  разделения властей, при которой система функционирования государственного аппарата искусственно усложнена, а функции управления страной, находятся в руках  лишь определенной “элиты”. 
Так и скинхедовское движение в России прибрело свои специфические очертания. В одном  из номеров  газеты Известия была опубликована переписка наших скинов с немецкими. Из-за отсутствия подлинного материала попытаюсь передать основную идею переписи. В длинном и пафосном приветствии, наши скины восхваляли великую белую расу на что немцы им лаконично ответили: “Действительно белая раса самая великая и могучая, но не забывайте, что вы славянские народы, не имеющие никакого отношения к великой арийской нации, а ваше место в истории воцарения сверхчеловека не больше чем место кухарки за праздничном столом глав Третьего Рейха”. По сути дела любой русский неонацист похож на безграмотного чернорабочего, выполняющие всю грязную работу за педантичного немца, при этом считая, что он является ключевой фигурой в очищении священного генофонда человечества. Словосочетание русский нацист, по своей сути, ну если не схоже, то по крайней мере, близко  к словосочетанию еврейский нацист, что само по себе нонсенс. Именно такого рода близорукость свойственна нашему скинхедовскому движению. Таким образом я разделил всех “наших” скинов на два вида: истинные скины, которые в свою очередь делятся на два вида и квазискины (см. схему).

 

Skinheads

 

                                                Истинные                                  Квазискины                
                                            

                     Расисты                            Антирасисты                    Dullheads
 (“Объединенные бригады 88”           (RASH; SHARP                 (российские скины)
   White Power и др.)                          и другие  Redskins)
Истинные скины – продукт запада –  высокоорганизованные группировки, придерживающиеся строгих  идеологических взглядов. А вот dullheads ( от англ. dull – тупой) иначе тупоголовые в большей степени специфика именно российского общества. Они продукт тяжелых социальных потрясений, маргинальные элементы, балансирующие на грани законности и правопорядка, необразованные или малообразованные, учащиеся ПТУ. Одни из них сублимируют свою неудовлетворенность в клубах и на дискотеках, другие находят утешение в алкоголе и других наркотических средствах, а третьи, чтобы хоть как-нибудь отличится, сбривают на голове волосы и с криком “бей жидов спасай Россию!” бросаются на кавказцев, азиатов, негров. Для них нет разницы армянин ты или еврей (см. приложение) они бьют и тех и других, не понимая при этом, что первые принадлежат к арийской расе. Отказаться от своей идеологии им как раз плюнуть и я уверен, что предложи им в замен какую-нибудь другую форму безнаказанного проявления своей агрессии они немедля бы встали под чужие знамена.
Один мой знакомый некоторое время называвший себя скином (точнее бы сказать квазискином), как-то при встрече сказал мне: “Артур, я перестал быть скином теперь я – панк!”. На мой вопрос, что же явилось причиной такой резкой смены настроенья, он ответил: “Просто так, надоело”. Просто так?! Просто так взрослый человек, твердо убежденный в своей правоте и готовый доказать ее даже при помощи кулаков, одномоментно отказывается идти по следам своей веры – трудно представить, должна же быть причина?
Но ее нет, нет потому что и не было того, что заставляло бы этого человека зачитываться трудами Гильшера, Розенберга, Дугина, не было и желания заучивать трудно воспринимаемые цитаты из Mein Kampf  и даже раздавать у переходов листовки с пропагандой расизма. А было лишь желание напившись (к стати истинные  скины категорически не приемлют крепких спиртных напитков) и надев черные ботинки, армированные сталью или титановым сплавом, ходить по улицам и внушать страх прохожим, чувствуя всеми фибрами своего юношеского максимализма, свое превосходство над всеми остальными. И таких как он подавляющее большинство, и ужe не важно кто они на самом деле – скины, рокеры, панки, важно то что, именно они составляют тот субстрат, который мы называем современная молодежь. Сходная контркультура характеризует и про­тивоправное поведение футбольных фанатов. К числу наиболее типичных проявлений их про­тивоправного поведения относятся жестокие из­биения болельщиков противостоящей команды, хулиганские действия на стадионах, а после окон­чания соревнований — групповые акты ванда­лизма. Как например недавние события в центре Москвы во время общественного просмотра матча Япония-Россия (1:0) футбольные болельщики, видимо неудовлетворенные исходом матча, устроили массовые погромы.  Конечно, поведение спортивных фанатов, в отличие от членов криминальных группиро­вок, имеет существенно иную психологическую основу. Изначально она связана с потребностью канализировать эмоции, порожденные захваты­вающим спортивным зрелищем. Позднее спортив­ный фанатизм, питаемый агрессией, превраща­ет гладиаторские побоища в самоцель. Здесь сра­батывают психологические механизмы, которые предопределены сущностью и содержанием та­кого понятия, как толпа. Известно, что агрес­сивность человека, даже случайно оказавшего­ся в толпе, возрастает во много раз. Еще Фрейд отмечал, что когда человек попадает в толпу, то он по лестнице цивилизации опускается сра­зу на несколько ступенек вниз и постепенно приближается к варвару. И стало быть дело вовсе не в скинхедовском движении, поглощающем молодых людей, а в других социальных явлениях современного общества. А вопрос о торжестве фашистской идеологии в стране, победившей нацизм ценой сорока миллионов жизней, представляется мне абсолютно нелепым. Так что мнение Зорина о том, что скины представляют главную опасность для России, не совсем точно отражают реальные события в стране. Действительную опасность представляет собой вся совокупность криминогенных качеств подрастающей молодежи. Структура групповой преступности, особенно в младших возрастных группах, все более убедительна свидетельствует о нарастании жестокости и агрессивности противоправного поведения. Ведь, в самом деле, на долю молодежи приходится  почти половина (45,5%) всех тяжких и особо тяжких преступлений в стране. Среда. В которой широкие слои подростков и молодежи страдают от социально-экономического отторжения, продуцирует, помимо всего прочего, перманентную нервозность, раздраженность и агрессивность. Динамика. Молодежной преступности, рост ее групповых проявлений, изменение в характере мотиваций и, наконец, растущие масштабы  невиданной ранее агрессивности  и жестокости – все это очевидное свидетельство ослабевшей силы “социальных якорей”, удерживающих молодежь от преступного поведения13.
В чем же причина такой  девиантности?
Определенный интерес для исследователя проблем деструктивного агрессивного поведения представляют и взгляды Альфреда Адлера, одного из создателей своеобразного направления в психоанализе так называемой индивидуальной психологии. Адлер обогатил психоанализ такими идеями, как "комплекс неполноценности", "компенсация и сверх-компенсация, "воля к власти".
Комплекс неполноценности - это психопатологичес­кий синдром и одновременно особая форма мироощуще­ния и поведения отдельных индивидов. Он заключается в стойкой уверенности человека в собственной неполно­ценности как личности. Формируемое еще в раннем дет­стве "чувство неполноценности" вызывается естественным для каждого ребенка переживанием ощущения своей недостаточности. Последняя возникает из-за различных неблагоприятных внешних условий и оказывает исключи­тельное влияние на формирование и всю жизнедеятель­ность личности. Позднее это, чувство вытесняется в бессознательное. Парадоксальным является то обстоятельство, что комплекс неполноценности зачастую переходит в комп­лекс превосходства. Социальная неприспособленность, неуверенность в себе сменяется искаженным стремлением самоутвердиться любой ценой. Инстинкт превосходства, стремление воз­выситься над другими, подчинить их себе становится оп­ределяющей внутренней силой индивида, главным источ­ником его поведенческой мотивации. Чем глубже было ощущение неполноценности в прошлом, чем больше инди­вид был подавлен и унижен, тем сильнее его протест, его озлобленность против людей и всего общества.
Предыдущая страница 1 2 3 4 5 Следующая страница


Национал экстремизм как одно из проявлений социальной болезни общес

Скачать творческую работу бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/id=1753 часть=4



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com