Реферат на тему "Русские народные художественные промыслы"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Курсовая на тему Русские народные художественные промыслы

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Курсовая *
Размер: 59.93 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Strekоza
Предыдущая страница 1 2 3 4

добавить материал

Народное кружево выплетали из суровых белых льняных или хлопчатобумажных ниток, использовали цветной шёлк, золотую и серебряную мишуру. Крестьянское кружево отличалось особым образным строем, характером орнамента и особенностями техники исполнения. Чтобы выявить узор, оттенить его на прозрачном фоне, мастерицы часто применяли рельефную или цветную контурную нить – скань, обводили отдельные детали плотной нитью – белью. В.В. Стасов писал: «… наше кружево совсем других узоров и назначения, чем кружево во всей остальной Европе. Узоры все иные…» Орнамент русского народного кружева испытывал влияние традиционных видов декоративно-прикладного искусства – вышивки и ткачества. Простые и гребенчатые ромбы, квадраты, треугольники, волнистые линии – речки, поражают особым ритмом переплетения ажурных мотивов. Сюжетные мотивы – Древо жизни, птицы-павы, кони, барсы, двуглавые орлы, крылатые львы, верблюды и олени с ветвистыми рогами – словно пришли из сказки и отражают поэтическое мировосприятие народных мастериц. Большим разнообразием отличались цветочные мотивы – здесь можно встретить тюльпаны, позаимствованные из европейского искусства, а также декоративные цветки-ромашки с выразительными лепестками и розетками.
Наибольшей известностью пользовались кружевные изделия из Вологодской, Орловской, Тверской, Рязанской, Вятской, Костромской, Московской, Нижегородской и других губерний.
Цветные кружева численной техники плетения умела плести почти каждая крестьянка южных губерний России. Домашнее кружево с незатейливыми рисункам (мыски, бубенцы, городки) плели для себя. Только в городе Михайлове Рязанской губернии в большом количестве выплетали кружева на продажу. Звонкие по цвету, словно вобравшие в себя жар солнечного тепла, они окружали передники, навершники, крестьянские рубахи. Кружево ограниченно сочеталось с полихромной вышивкой, ткаными узорами, многочисленными нашивками из кумача, лент и тесьмы, создавая мажорный аккорд красного цвета с переливами синего, белого, зелёного.
Другая старинна техника плетения – парная, или многопарная, была широко известна в XIX в. Такие кружева выполнялись по определённому сколку-шаблону из картона, на котором наносился рисунок с точным указанием места для булавок и хода рабочих ниток. Эта техника давала возможность получать мерные кружева на тончайшей тюлевой сетке. Многопарное кружево получило распространение в городе Галиче Костромской губернии во второй половине XVIII в.
Плетение кружев было домашним ремеслом в богатых купеческих семьях. Невесомыми сквозными узорами здесь было принято украшать декоративные полотенца, которые развешивали на зеркала. Галичские мастерицы выплетали широкие края и прошвы, в работе находились до двухсот пар коклюшек.
Галичское кружево узнаваемо благодаря изысканной фактуре плетения. На тюлевом фоне чётко выступал плотный орнамент из полотнянки, дополненный разреженными решётками и округлыми просветами узора. Тончайшие льняные нити дополнялись цветным шёлком нежнейших оттенков. Здесь преобладали голубые, золотистые, бежевые, коричневые, розовые и мягкие зелёны тона. В некоторых изделиях вводились золотые и серебряные нити, которые оттеняли силуэты кружевных узоров. Известно, что цветной шёлк использовался в вышивке древнерусской одежды и предметов домашнего обихода, в полнее вероятно, что расшитые полотенца дополнялись полихромным кружевом.
Расцвет галичного кружева приходиться на вторую половину XVIII в. Прихотливые рокайльные мотивы – волнистые линии, картушки и фигурные завитки – являются данью моде. Степенные птицы – павы в радужном оперении, сказочные олени, разноцветные грифоны сохраняют родство с древнерусским декоративно-прикладным искусством. Галичские кружевницы любили сюжетные сценки: среди цветов и деревьев прогуливаются дамы и кавалеры.
В Вологде плели в основном сцепное кружево. Главным элементом узора служит узкая плотная лента полотняного переплетения – Вилюшка. Сцепное кружево плетётся по частям, которые в процессе работы соединяются крючком за петельки в местах вкалывания булавок. Вилюшка часто украшается белой и цветной сканью. Фактуру вологодского кружева дополняют плетешки, насновки, решётки в виде колечек, звёзд и россыпи снежинок, создавая неповторимые живописные контрасты плотного плетения и воздуха. Здесь преобладают пышные растительные формы с округлыми очертаниями, плавные ритмы. Величавые узоры вологодского кружева звучат как гимн природе. В основе композиции – пяти- и семилепестковые цветы, раскидистые кусты, могучие деревья, сказочные петухи, согретые добрым сердцем птицы и звери. Вологодские мастерицы вводят в свои орнаменты мотивы гребешков, вееров, овалов и опахал.
В Вологде первая кружевная фабрика, на которой работали ещё крепостные девушки, была основана в 1820 г помещицей Засецкой. В 1893г в Вологодской губернии кружевоплетением занимались 4000 мастериц, в 1912 г их число достигло 40 тыс. В 1920-е годы здесь было организованно около 50 кружевных артелей.
Известные кружевные центры – Елец и Мценск Орловской губернии. Период расцвета Елецкого кружева приходится на вторую половину XIX в. Материалом служила белая хлопчатобумажная или тонкая льняная нить. В узорах Елецких кружевниц воплотились формы летнего разнотравья. Нежность и лёгкость ажурной фактуры образуется обилием решёток. Некоторые решётки состояли из крупных лучистых ячеек с небольшими гранёными уплотнениями на пересечении плетешков. Такой элемент Елецкого кружева носил название гречишка. Промысел г. Мценске возник в XVIII в., а в XIX в. мценское кружево славилось наравне с Елецким. Здесь отдавали предпочтение орнаментально-геометрическому рисунку. Мценское кружево плели из плотной льняной или суровой нити, отчего фактура его получалась плотной и рельефной, контуры рисунка обводили толстой бумажной нитью, белой или цветной.
В Балахне плелось чёрное кружево и кремовые блонды из тончайшего шёлка с растительным орнаментом на западноевропейский манер. Узоры очерчивали толстой шёлковой или золотой нитью. Небывалое распространение моды на тонкое кружево в быту горожанок и купчих способствовало развитию этого ремесла не только в пореформенной деревне, но и в городе. К началу XX в. в 17 губерниях России насчитывалось более 100 тысяч кружевниц.

4. Шаль

4.1 От истоков фабрики

Шаль прочно вошла в быт различных слоев русского общества, став характерным элементом русского костюма - дворянского, а позже и купеческого и крестьянского. Особенно широкое распространение шали получают, начиная с середины ХIX века, когда на многих мануфактурах и фабриках налаживают производство более дешевых, по сравнению с ткаными, платков и шалей с набивным узором.
В конце 1850-х годов начинают производить подобные шали и в небольшом подмосковном городе Павловском Посаде на предприятии, принадлежащем купцам Якову Ивановичу Лабзину (1827-1891) и Василию Ивановичу Грязнову (1816-1869).
История предприятия восходит к концу XVIII века. В это время в Богородском уезде Московской губернии, куда исторически входил Павловский Посад, насчитывалось более 70 шелковых платочных фабрик, принадлежащих крестьянам. Среди них и шелковая фабрика крестьянина села Павлово ("Вохна тожь") Ивана Дмитриевича Лабзина, основанная в 1795 г. Эту дату, вероятно, и следует считать годом основания предприятия, прославившегося далеко за пределами России, хотя до 2000 года считалось, что датой основания производства является 1812 г., а основателем - Семен Лабзин, дед Якова Ивановича Лабзина.
Как и другие вохонские предприниматели, Лабзины имели небольшое производство. Большая часть материалов раздавалась крестьянам окрестных селений, которые на домашних станах вырабатывали шелковые и бумажные материи и платки.
В 1849 г. значительная часть лабзинского наследия оказалась в руках Я.И. Лабзина, которому вместе с умным и энергичным компаньоном Василием Ивановичем Грязновым удалось значительно расширить и переориентировать производство. К концу 1850-х годов наряду с ткачеством и крашением хлопка и шерсти они приступают к набойке шерстяных платков и шалей. В 1868 г. предприятие было оформлено как торговый дом "Яков Лабзин и Василий Грязнов".
В 1869 г. В.И. Грязнов скончался, но вплоть до Октябрьской революции во главе предприятия всегда стояли представители родов Лабзиных и Грязновых.
О том, что к началу 1860-х годов на предприятии Лабзина-Грязнова было полностью освоено новое производство, говорит тот факт, что среди работников фабрики в 1861 г. значились набойщики, резчики, выжигальщики, перротинщики, 2 колориста и даже 3 рисовальщика: Иван Иванович (Иванов), Михаил Ильич (Судин), Иван Васильевич Сорокин.
О быстром успехе нового производства Я.И. Лабзина и В.И. Грязнова говорит малая серебряная медаль, полученная "за хорошее ткачество и набивку муслин-де-линя и платков" на Московской выставке русских мануфактурных произведений 1865 г.
1870-1880-е годы можно характеризовать как время расцвета платочной мануфактуры. В 1881 г. Яков Лабзин получает звание поставщика Государыни Великой Княгини Александры Петровны "с правом иметь на вывеске вензелевое изображение Имени Ея Императорскаго Высочества". В 1870-ом и 1882-ом годах предприятие награждается серебряными медалями Всероссийских художественно-промышленных выставок.
Во 2-ой половине 1880-х годов начинается процесс своеобразной демократизации Павловского платка. Шали находят широкое распространение не только в дворянской и купеческой среде, но и приобретают популярность среди мещан и зажиточных крестьян.
В начале XX в. "Товарищество Мануфактур Я.Лабзина и В.Грязнова" - самое крупное предприятие России по выпуску шерстяных платков и шалей, где работало более 2000 человек. Склады товаров находились в Москве, Харькове, Омске, Ромнах, Урюпинске, на Нижегородской и Ирбитской ярмарках. Имущество "Товарищества", включая стоимость материалов и товаров, оценивалось на сумму более 4.300.000 рублей.
После революции предприятие Лабзиных-Грязновых было национализировано и стало называться Старо-Павловской фабрикой. В первые десятилетия из-за нехватки сырья основной продукцией были хлопчатобумажные изделия. Шерстяные шали в эти годы делали, главным образом, по старым дореволюционным образцам.
Уже с середины 1920-х годов на фабрике осуществляли попытки внедрить новые направления в оформление платков. Появился интересный опыт компоновки узора из стилизованных изображений животных (шаль "Леопарды"), получили распространение рисунки на темы революции, индустриализации и коллективизации страны. Но все же ведущее место среди Павловских изделий по-прежнему занимали шали с традиционным цветочным орнаментом. Это художественное направление нашло наиболее яркое воплощение в творчестве Н.С. Постигова, Н.И. Чудина, К.Е. Аболихина. Имена этих художников стали легендой, а их творчество - "классикой" искусства Павловского платка.
В 1928 г. объединенные Старо-Павловская и Ленская фабрики участвуют в 1-ой выставке художественного текстиля, состоявшейся в Москве. В каталоге выставки среди изделий фабрики значатся платки шерстяные и полушерстяные, набивные и гладкие, грунтовые и кремовые, с шелковой и шерстяной бахромой. В 1937 г. для Всемирной художественно-промышленной выставки в Париже коллективом фабрики было подготовлено более 600 изделий: шалей, покрывал, скатертей, панно и т.д.
После Великой Отечественной войны набивное производство пришлось восстанавливать. В 1950-е годы на фабрике вновь начали выпускать набивные чистошерстяные платки. В это время на фабрику пришли художники, чье творчество во многом определило развитие Павловского платка на последующие десятилетия. После войны сюда вернулся Евгений Иванович Штыхин. В 1945 г., закончив Ивановский химико-технологический техникум, здесь начала работать Екатерина Петровна Регунова. В 1950 г. в связи с передачей набивного производства с Ленской фабрики были переведены Злата Александровна Ольшевская и Лидия Сергеевна Шаховская.
Наряду с созданием новых платочных композиций, в 1950-1960-е годы на фабрике продолжали печатать платки по старым рисункам, но в новых колористических разработках, на грунтах самых разнообразных расцветок: "пунц, бордо, золото, салат, оранж, зеленый, бирюза, фиолет", и другие.
Изделия предприятия неоднократно экспонировались на многочисленных отечественных и зарубежных выставках. В 1958 г. на Всемирной выставке в Брюсселе Павловские платки были награждены Большой золотой медалью.
О новейшей истории предприятия вы можете узнать на страничках "О предприятии" и "Новости"

4.2 Художественные особенности Павловского стиля

Павловские платки периода 1860-1870-х годов стилистически мало отличались от платков московских мануфактур, которые преимущественно декорировались так называемым "турецким" узором, стилистика которого восходит к тканым восточным шалям. Этот узор наиболее характерен для русских тканых и набивных платков 1-ой половины XIX века. Он предполагает использование определенных орнаментальных мотивов в виде "боба" или "огурца", геометризированных растительных форм.
В России интерес к искусству Востока был достаточно устойчив на протяжении всего XIX в. Хотя некоторые исследователи ошибочно связывают с Павловским платком исключительно цветочную орнаментацию, но, тем не менее, Павловские шали с "турецким" узором также были довольно разнообразны.
Позднее платки с "турецким" узором также входили в ассортимент Павловопосадской платочной фабрики, хотя их выпускали значительно меньше, чем платков с цветочным орнаментом
Линия оформления шалей и платков цветочными мотивами получает большое развитие в 1870-х годах. Изображение цветов можно встретить и на тканых шелковых и набивных ситцевых платках , произведенных в 1-ой половине XIX века на других российских фабриках, но, пожалуй. в лабзинских шалях впервые этот декор стал применяться столь мощно и разнообразно.
Во 2-ой половине XIX в. изображение цветов, причем в несколько натуралистической трактовке, было очень модным. Вероятно, это было обусловлено свойственными всей эпохе историзма романтическими тенденциями связи человека с живой природой. Предпочтение цветочным мотивам отдавалось в вышивке, кружеве, тканях. Букетами цветов декорировали фарфор, жостовские подносы, их изображения стали появляться в росписи интерьеров. Так что в украшении шалей цветами проявилось стремление Павловских мастеров сделать модный товар, который будет пользоваться спросом у покупателей.
Рисунки шалей 1870-х - 1880-х годов очень разнообразны и говорят о высоком профессионализме художников фабрики. Композиции платков тех лет решались пышно, торжественно, или, напротив, легко и изящно. В их декоре, наряду с цветочными, использовались орнаментальные мотивы стилей предшествующих эпох: стилизованные ветви, завитки, условно решенные вазоны, фестончатые ленты в сложных разворотах. В изображении цветов предпочтение отдавалось садовым, в первую очередь, розам и георгинам
В рисовальной мастерской фабрики в 1871 г. работало уже 7 рисовальщиков: Степан Васильевич Постигов, Иван Иванович Иванов, Михаил Ильич Судьин (Судин), Аким Васильев, Павел Захарович Невесткин, Борис Ефремович Красильников, Захар Андреевич Проханов. К концу века их число достигло одиннадцати. Труд художников высоко ценили: жалованье самого высокооплачиваемого из них Степана Постигова составляло в то время 45 рублей, что почти в 2 раза превышало зарплату резчика и в несколько раз заработок рабочих других специальностей.
Для того, чтобы сделать ассортимент платков более разнообразным, закупали рисунки для них у московских художников и так называемые "образцовые платки" других мануфактур. Для использования своими рисовальщиками приобретали также репродуцированные изображения различных цветов, выполненные французскими и немецкими художниками.
Конец XIX - начало XX в. можно рассматривать как время окончательного сложения стиля Павловского платка. Особой популярностью в эти годы пользовались шали двух типов. К первому относятся шали из тонкой полупрозрачной шерсти с шелковыми просновками или без них. Узор таких шалей набивался на кремовом или цветных грунтах, чаще всего черном или красном. Орнамент включал объемное изображение цветов, собранных в букеты, гирлянды или разбросанных по полю платка. Иногда цветы дополняли тонкими орнаментальными полосками или небольшими элементами стилизованных растительных форм. Отличительной особенностью Павловских платков была безупречная гармония в подборе цветовых сочетаний и отдельных элементов декора. Не случайно предприятие получает в 1896 г. высшую награду промышленной выставки в Нижнем Новгороде: право изображения Государственного герба на вывесках и этикетках.
Второй тип Павловской шали, сложившийся в то время - это шали из плотной шерстяной ткани. Их отличает характер набойки, колорит, построенный на сочетании немногочисленных ярких красок с преобладанием красного цвета, и, конечно, рисунок. Букеты цветов на таких платках, как правило, заключены в различной формы медальоны из вытянутых "огурцов" или тактично дополнены вписанными в композицию платка геометрическими фигурами из орнаментальных полос или цветочных гирлянд. Композиционно акцент делается на угол платка, узор заполняет почти всю поверхность ткани, оставляя свободной в центре небольшую фигуру средника.
С середины 1920-х годов традиционный цветочный орнамент получает несколько иную трактовку. Цветочные формы в эти годы укрупняются, обретая порой почти осязаемую объемность. Колорит платков строится на ярких контрастирующих сочетаниях красных, зеленых, синих и желтых красок.
Рисункам послевоенного периода свойственна декоративная насыщенность, более плотная скомпонованость цветочного узора. Цветовая и композиционная наполненость рисунка со сложными светотеневыми разработками соответствовала общей тенденцией развития прикладного искусства тех лет.
В последнее десятилетие проводится работа по восстановлению рисунков старых Павловских шалей. Создание новых рисунков ведется в двух направлениях. Наряду с развитием классической линии появились новые, современные рисунки, учитывающие общеевропейские тенденции развития платка. В соответствии с модой и стилем времени меняется цветовой строй изделий. Колористическая гамма строится на гармоничном сочетании сближенных тонов с преобладанием бежевых, охристых, коричневых и зеленоватых.
Василий Грязнов
Василий Грязнов был широко известен при жизни среди окрестного населения не только как фабрикант, но и своими богоугодными делами. Много лет он состоял старостой Павлово-Посадского собора Воскресения Христова, на средства его и Я.И. Лабзина был украшен интерьер храма, создавался новый иконостас. За эту деятельность В.Грязнов получил от Московской Епархии золотую медаль
Став купцом 1-й гильдии, В.Грязнов не изменил своему образу жизни - служению Богу и ближнему. Он сумел в себе соединить высокое духовное и богатое материальное. Ему виделась возможность помогать бедным людям, предоставляя им работу, при фабрике имелась богадельня на 60 человек и больница. За счет фабрики содержалось несколько школ.
В.И.Грязнов был знаком с митрополитом Московским Филаретом, состоял с ним в переписке, по его просьбе участвовал в устроении Спасо-Преображенской Гуслицкой обители (в Куровском). Василий Грязнов сам хотел уйти в монастырь - в разгар своего торгово-промышленного дела. Он устроил келью при фабрике, молился в ней, читал церковные книги, привечал убогих богомольцев. На своей фабричной земле они с Лабзиным решили устроить монастырь. Василий Грязнов написал монастырский устав и предполагал стать игуменом в сей обители
Этим планам не суждено было осуществиться. 16 февраля (1 марта) 1869 года В.Грязнов умер. На похороны его стеклись тысячи людей.
По смерти В.И.Грязнова в окрестностях распространяется почитание его как святого, на его могиле происходят исцеления.
При жизни Василий Иванович пользовался большим духовным и нравственным авторитетом среди современников. По силе молитв его сравнивали с отцом Иоанном Кронштадским, а местное духовенство надеялось, что после смерти мощи его будут прославлены. Известно. что готовилась его канонизация в лике праведников Православной церкви, но свершилась Октябрьская революция 1917 года.
Фабрика Лабзина-Грязнова была национализирована. В стране развернулись пропагандистские компании. В 1920 году в городе по решению московских властей состоялся показательный суд над "святошами" и "эксплуататорами" - бывшими владельцами фабрики. Имя Василия Грязнова было поругано, последователям его и продолжателям торгово-промышленного дела был вынесен обвинительный приговор с осуждением на многолетнее заключение с тяжелыми физическими работами.
Много пересудов будет вызывать впоследствии имя Василия Грязнова, напишут несколько газетных и журнальных статей об этом человеке, снимут фильм, напишут житие. Безусловно одно: этот человек оказал огромное влияние на жизнь города - не только в ХIХ веке, но и в последующем времени. В.И.Грязнов совместно с Я.И. Лабзиным основал уникальное производство платков и шалей, прославивших не только город, но и всю Россию. И сегодня в Павловском Посаде стабильно работает и выпускает прекрасные шали платочная мануфактура, до сих пор стоит выстроенная фабрикантами школа
В августе 1999 г. В.И.Грязнов был канонизирован Русской Православной церковью в лике местночтимого святого Московской епархии как Праведный Василий Павловопосадский.
Хронология
После 1855 года платочное предприятие имело разные названия:
1868г. - Полное товарищество "Яков Лабзин и Василий Грязнов"
1892г. - Товарищество на паях "Товарищество мануфактур Я. Лабзина и В. Грязнова в Павловском Посаде"
1918г. - фабрика была национализирована и стала называться
Старо-Павловская фабрика № 11 Государственного камвольного треста ВСНХ
1928г. - фабрика имени 10-й годовщины Красной Армии Главного управления шерстяной промышленности
1963г. - Московское производственное платочное объединение
1989г. - Павлово-Посадское производственное платочное объединение
1992г. - Акционерное общество закрытого типа "Павлово-Посадские шали
с 1995г. - Открытое акционерное общество "Павловопосадская платочная мануфактура"
Техника печати
С XIX века рисунок на платочную ткань наносили деревянными резными формами, используя для этого доски двух типов: " манеры" и "цветки". "Цветки" резали из дерева, с их помощью на ткань наносили краски, причем каждый цвет требовал отдельной доски. Контур рисунка набивали "манерами". Их изготовление было более трудоемким: вначале узор на дереве прожигали на определенную глубину, затем заливали свинцом. Полученный таким образом контур накладывали на отдельные доски.
Поскольку изготовление "цветок" и "манер" на величину всего платка было невозможно, рисунок разбивали на части, от 4 до 24 в больших шалях со сложным узором. Эти шали имели, как правило, и сложный колорит в 16 и более цветов. Таким образом, для набойки платка требовалось порой более 400 наложений досок. Определенная сложность заключалась в обязательном совмещении отдельных частей узора.
Рисунки, как правило, были очень устойчивы, и набивные доски порой использовали десятки лет, при необходимости подновляя или повторяя.
С 1970-х годов значительная часть платков набивается иным способом. При этом принцип нанесения рисунка остается прежним, но краска наносится печатниками на ткань не деревянными формами, а с помощью специальных шелковых или капроновых сетчатых шаблонов. Печать по шаблону позволяет наносить неограниченное количество цветов, получать на ткани тонкий изящный контур, весьма точно совмещать отдельные элементы рисунка, облегчает контроль и повторяемость цвета, что в целом значительно снижает брак печати.
Изменение технологии в первое время сказалось на характере рисунка. Для изделий, напечатанных этим способом в тот период, характерны меньшая детализация узора и более жесткие контуры орнамента.
С конца 90-х годов XX в. благодаря накопленному опыту на платочной мануфактуре посредством печати по шаблону выпускаются шали и платки с количеством красок до 23, по своему внешнему виду и качеству значительно превосходящие изделия, печатаемые ранее методом набойки с помощью "цветок" и "манер".

Заключение

Искусство народных художественных промыслов предстаёт перед нами как сложное, богатое по декоративным возможностям, глубокое по идейно-образному содержанию явление нашей современной русской культуры. Его произведения разнообразны: от маленькой брошки, сувенирной фигурки-игрушки до громадных ковров, крупных кружевных панно, многопредметных подарочных комплектов посуды, детской мебели, уникальных сложных композиций миниатюрной живописи на шкатулках из папье-маше, искусной ажурной резьбы по кости и т.д. И всюду привлекает лаконичная, но выразительная пластика форм, высокая культура цвета, завершённость композиции, красота орнамента, достигаемые специфическими приёмами мастерства, в которых соединяется и верный глаз, и точная рука, и неистощимая творческая фантазия, и бережно хранимые профессиональные традиции.
Окружая себя красивыми бытовыми предметами, мы создаём близкую нам эстетическую атмосферу среды, в которой живём. Это во многом определяет и настроение, влияет на взаимоотношения между людьми, в известной мере формирует моральный климат. Очень существенны и сегодня те качества, которые неоднократно отмечались в народном искусстве прошлого, а именно: единство в нём эстетического и этического начал; доброе отношение к окружающей природе и к людям; пожелание семейного счастья; радостный взгляд на мир, ощущение величия и красоты Вселенной; умение выразить гармонию мира; уважение к человеческому труду и т.д. Это подлинно гуманистическое содержание заложено в живых, плодотворных традициях искусства народных художественных промыслов, оно раскрывается в новых произведениях современных мастеров и художников, в которых яркие национальные формы передают общечеловеческие идеи мира и сознания.

Список литературы

1.         Бардина Р. Художественные промыслы Владимирской области. Ярославль, 1975.
2.         Барадулин В.А, Сидоренко В.Т. Подсобные художественные промыслы России. М.: Россельхозиздат, 1983.
3.         Казарина В. Культовые знаки в народной вышивке// ж. Народное Творчество, - №4, 2007, ст.9.
4.         Камай В.И. Дом. М.: Центр ПРО, 1993.
5.         Лоскуток к лоскутку/ред.-сост. О.Г.Жукова, - М.: Знание, 1999.
6.         Мальцева Е.В. Материаловедение швейного производства. – М.: Легпромбытиздат, 1986.
7.         Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. М., 1978.
8.         Моисеенко Ю.Е., Бичукова Е.В., Бичукова Т.В. Волшебный стежок. – Мн.: Полымя, 2000.
9.         Мухотина Н. Традиции русского кружевоплетения// ж. Народное Творчество, - №3, 2007; ст.5.
10.    Некрасова М.А. Народное искусство России. Народное творчество как мир целостности. – М.: Советская Россия, 1983.
11.    Орлова В.К. Русское ковроделие// ж. Народное творчество, - №4, 2007.
12.    Попова О.С., Каплан Н.И. Русские художественные промыслы. – М.: Знание, 1984.
13.    Проблемы народного искусства: Сб. статей – М.: Изобразительное искусство, 1982.
14.    Рукоделие: Популярная энциклопедия/гл. ред. И.А. Андреева. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1993.
15.    Фалеева В.А. Русское народное кружево. Л., 1983.
16.    Яковлева Е.Г. Русские ковры. М., 1959.
Предыдущая страница 1 2 3 4


Русские народные художественные промыслы

Скачать курсовую работу бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/id=33512 часть=4



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com