Реферат на тему "Образ главного героя в романе Людмилы Улицкой Искренне ваш Шурик"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Курсовая на тему Образ главного героя в романе Людмилы Улицкой Искренне ваш Шурик

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Курсовая *
Размер: 34.88 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Екатерина Безматерных
1 2 Следующая страница

добавить материал

Министерство образования Республики Беларусь
Белорусский государственный университет
Факультет журналистики
Кафедра стилистики языка
Образ главного героя в романе
Людмилы Улицкой «Искренне ваш Шурик»
Курсовая работа
 по стилистике
студентки 3 курса 3 группы
Безматерных Екатерины Александровны
Научный руководитель
доцент Десюкевич Ольга Ивановна
Минск
2007

Содержание
Введение
1. Теоретическая часть
1.1 Теоретические аспекты коннотации
1.2. Субъективные и объективные факторы в оценке
3. Улицкая как мастер слова…
4. Роман «Искренне ваш Шурик»
5. Образ Шурика Корна
5.1. Имя и фамилия главного персонажа
5.2. Вера, Елизавета Ивановна, Шурик и Людмила Улицкая
5.3. Шурик и Лиля Ласкина
5.4. Отношение Шурика к самому себе
5.5. Шурик и его женщины
Заключение
Приложение. Словесное мастерство Людмилы Улицкой
Список литературы

Введение
О русской женской прозе начинают говорить в конце 80-х-начале 90-х. В литературных журналах одно за одним появляются новые женские имена, выходят целые сборники. Тогда же в литературу приходит и Людмила Евгеньевна Улицкая.
Творчество писательницы ещё не достаточно изучено литературными критиками. Но в учебниках по современной русской прозе о ней не забывают[1].
Почему мной выбрана именно эта тема? Потому что в мирах, созданных Улицкой, мне уютно. Иногда хочется там поселиться или  увидеть окружающую меня действительность глазами писательницы. «Искренне ваш Шурик» для меня одно из самых интересных произведений Улицкой. Оно достаточно «компактное» и не переполнено идеями, как некоторые другие её творения, поэтому я имела меньше шансов «заблудиться».
Роман вышел в 2004 году. Он не получает такой известности, как экранизированный и вознаграждённый «Букером» «Казус Кукоцкого», однако воспринят с интересом. И критики уверенно пишут, что талант Улицкой как романиста подтвердился.
Шурик Корн – интеллигентный мальчик, наделённый талантом «уметь жалеть». В прессе задаются вопросом: уж не герой ли нашего времени персонаж Улицкой?
Определиться с подходом к изучению романа было не просто.  Образ человека раскрывается не только в литературоведенье, но и в лингвистике. Таким образом, цель моей работы определилась следующая: раскрыть образ Шурика, попытавшись посмотреть на него глазами Людмилы Улицкой и многочисленных женских персонажей. Образ Шурика исследовался мной следующим образом: через номинации собственного имени и предикаты, приписываемые персонажу.

ТЕРОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
1. Теоретические аспекты коннотации
Изучением коннотации занимались  Н. Г. Комлев, Э. С. Азнаурова.  Термин «коннотация» трактуется по-разному. Мы же остановимся на подходе И.В. Арнольд.
«Лексическое значение каждого отдельного лексико-семантического варианта слова представляет сложное единство. Состав его компонентов удобно рассматривать с помощью изложенного выше принципа деления речевой информации на информацию, составляющую предмет сообщения, но не связанную с актом коммуникации, и информацию, связанную с условиями и участниками коммуникации» [2 ; 153] В лексическом значении выделяют несколько аспектов – сигнификативный, денотативный и коннотативный. Предмет, или явление действительности, обозначаемые словом, называют денотатом. Сигнификат – это отражение в лексическом значении слова основных признаков называемых предметов (денотатов).
Таким образом, часть информации, просто называющая понятие, является сигнификативным значением слова.  А то, что связано с условиями, участниками коммуникативного акта, является коннотацией, или коннотативным значением слова. Согласно исследовательнице Арнольд,  коннотация включает эмоциональный, оценочный, экспрессивный и стилистический компоненты значения. В отличие от  обязательного денотативного значения, коннотация является факультативной.
На примере лексической единицы мужики рассмотрим все четыре компонента.
Эмоциональный компонент присутствует на базе предметно-логического значения слова. Эмоция в чистейшем виде – это междометие. Междометия - особый слой лексики, у которого нет предметно- логического значения. Они выражают эмоцию, но не передают её. Существует также категория слов, передающих эмоцию, но не вызывающих её: ласково сказал, шутливо кивнул. Такие слова имеют эмоциональное значение, а не эмоциональный компонент значения. Слова любить, ненавидеть и т. д. также не будут иметь эмоционального компонента, поскольку эмоциональность заложена в их сигнификативное значение. В словарях эмоциональных компонент показывается с помощью следующих помет: бран., ирон., презр., ласк., пренебр., уничижит., шутл., ирон.   В прилагательном мужики эмоциональный компонент – «ироническое».
Оценочный компонент может быть либо отрицательным (неодобрительным), либо положительным (одобрительным). В словарях он указывается так же, как и эмоциональный компонент. Необходимо отличать слова, имеющие оценочное значение, и слова с оценочным компонентом значения. Плохо, плохой, замечательный - лексические единицы с оценочным значением. И.А Стернин пишет: «Оценка в слове может возникать чисто ситуативно. Так, в предложении "Зал был пустой" слово пустой в одной ситуации может нести положительную оценку, в другой - отрицательную, а также может не нести никакой оценки, быть чисто информативной единицей.
Слово способно в силу тех или иных причин приобрести определенную оценочную характеристику в языковом сознании отдельного носителя языка.
Так, герой фадеевского "Разгрома" Морозко не любил "чистеньких" людей, и в его употреблении это слово носило яркую отрицательную оценку». [7; 105]. Очевидно, что в прилагательном мужики оценочный компонент «неодобрительное».
Экспрессивный компонент у слова есть тогда, если образностью другими средствами оно усиливает то, что уже есть в этом слове либо в синтаксически связанных с ним словах. В словарях экспрессивный компонент помечается вот как: усил., эмоц.-усил. В слове мужики экспрессивный компонент – «усилительное».
Стилистический компонент возникает, когда слово ассоциируется с каким-то определённым стилем речи. Две основных категории в стилистическом компоненте – книжное или разговорное. Также компонент может быть нейтральным.   Стилистический компонент слова мужики  - «разговорное».
Приведённые выше компоненты могут присутствовать и одновременно все вместе, и по отдельности, а могут вообще отсутствовать, что встречается  реже.
2. Субъективные и объективные факторы в оценке
Поскольку в данной работе будет рассматриваться образ Шурика таким, каким его видят многочисленные женские персонажи, а также автор[2], коснёмся вопроса объективного и субъективного в оценке. 
Оценка не может возникать без субъекта и объекта. «Всякое оценочное суждение предполагает субъект суждения, т.е. то лицо (индивидуум, социум), от которого исходит оценка, и его объект, т.е. тот предмет или явление, к которому оценка относится» [ 5; 22 ] В нашем случае мы имеет объект Шурик и множество субъектов, возникающих вокруг главного персонажа.
« «В конечном счёте мерилом ценности всего сущего является сам человек в совокупности всех проявлений его жизнедеятельности» [см. Василенко 1964, 5 ] » » [ 5; 22]. Или же вспомним известное протагоровское: «Человек есть мера всех вещей».
Бесспорно, что природа оценки субъективная. Это можно подтвердить тем, что существуют такие предикаты, как считать, кажется и т.д.
В оценке всегда присутствует как субъективный фактор, так и объективный. Субъект отталкивается от своего отношения, а также от стереотипных представлений об объекте. К субъективному можно отнести отношение субъект-объект, к объективному свойства объекта.
Спорным является вопрос об истинности оценки. «Чем выше степень субъективности в оценке, тем труднее судить об её истинности» [ 5 ; 35 ]
Исследовательница Вольф в своих суждениях об истинности оценки в конце концов приходит к выводу, что « «в теории речевых актов  высказывания типа оценочных рассматриваются с точки зрения не истинности, а искренности говорящего» [ Gordon,  Lakoff 1971 ]. Очевидно, что «искренность»  можно соотнести с истинностью в концептуальном мире говорящего  и соответствием высказывания этому миру». [ 5 ; 37 ]
Таким образом, в оценке присутствует как субъективный, так и объективный фактор.
3. Улицкая как мастер слова
Слово Гоголя критики называли «изобразительным», Лескова  -«орнаментальным». Слово Улицкой для меня в первую очередь «обаятельное». Критики замечают, что прелесть и обаяние заключены даже в фамилии в сочетании с именем писательницы. Символист Андрей Белый, исследовавший теорию звука, находил особую мелодику в звучании буквы «л»: ЛюдмиЛа УЛицкая.
Владимир Елистратов в своей рецензии на роман «Искренне ваш Шурик» дельно, на мой взгляд, заметил: «Это вообще талант Улицкой – рассказать о неинтересных вещах интересно» [ 14; 215]. Может быть, потому что Людмила Евгеньевна способна задаваться не только  глобальными вопросами  жизни и смерти (“Казус Кукоцкого”), но и   в то же время  обладает талантом показать обаяние повседневности и жизненных мелочей.  Улицкая – бесспорный мастер метких деталей, она виртуозно подбирает выразительные  признаки описываемого   предмета. «Маленькая, броская, в белых остроносых ботиночках и в кожаной мини-юбке, убивающей без разбора нравственных старушек, безнравственных студенток и незаинтересованных прохожих, Лиля крутила стриженой, плюшевой на ощупь головой, как заводная игрушка, и беспрестанно стрекотала. Кончик её длинного носа еле уловимо двигался при артикуляции вверх-вниз, ресницы на часто моргающих веках трепетали, а мелкие пальчики, если не теребили платок или тетрадь, стригли вокруг себя тяжёлых воздух» [ 1; 52].
4. Роман «Искренне ваш Шурик»
Роман про Шурика и бедных женщин. Сущность главного героя можно выразить следующим отрывком: «Бедные женщины. Ужасно бедные женщины. И он сам [Шурик] заплакал» [1; 466 ].
В интервью украинскому журналу «Шо» Людмила Евгеньевна признаётся: «Сегодняшние женщины мне нравятся больше, чем мужчины. Как мой муж говорит: я – феменист. Он тоже считает, что женщины – главное достояние России» [ 14; 89 ]. Истинный интеллигент и талантливейший медик Кукоцкий спивается. Позднее появится альтруист  Шурик, тоже интеллигентный, но невероятно (патологически?) мягкий мальчик. В прессе высказывают гипотезу, что Шурик не кто иной, как герой нашего времени.
Наталья Богомолова пишет: «… герой нашего времени сохранился. Это по-прежнему «лишний человек», почти без фамилии, бастард, дитя внебрачной любви. Прежде мы изучали интеллектуала – плейбоя Евгения Онегина, опытного малого, холодного и циничного. Затем Печорина, представлявшего собой  некую концентрацию Онегина.  Его более жесткий и безжалостный вариант. Наш современный герой в романе Улицкой – Шурик Корн-Левандовский не то, чтобы бледная тень предыдущих, а суть их продолжение. … Миром не сегодня – завтра станет управлять женщина, вот согласится ли Бог с таким раскладом, ведь Он так рассчитывал на Адама. Но Адам ныне превратился в Шурика». [12; culture/2004/4/9/21/18091_ULITSKAYA.html ]
Я же не согласна с тем, что Шурик – герой нашего времени. Каждый в произведении находит что-то именно для себя.  Для меня основная идея такова: нужно чувствовать границу, отдавая себя людям. 
В целом, Людмила Улицкая осталась собой: та же интеллигенция, обращение к внутреннему миру человека, довольно развёрнутая биография каждого из персонажей, пристальное внимание к деталям.
5. Образ Шурика Корна
5.1. Имя и фамилия главного персонажа
Младенца нарекают Александром, впоследствии Шуриком. Суффикс
 - ик уменьшительно-ласкательный.  Но ведь мать и бабушка хотят «вырастить настоящего сильного мужчину» (положительная коннотация) [1; 23]  И, называя Шурика именно Шуриком, не противоречат ли сами себе женщины?
Обратимся, однако, к исследованиям А. Вежбицкой “Так же, как у ласкательных имён на –очка, у имён на –ик есть аналоги среди существительных-диминутивов, обозначающих “маленькие вещи”, например,  мост > мостик;  холм > холмик …  
Братус (Bratus 1969 : 18) пишет, что формы на –ик вовсе не всегда предполагают маленький размер чего-либо. Так, например, форма билетик (от билет) в предложении Купите билетик! не означает маленький билет ( билет может быть обычного размера), а добавляет эмоциональный оттенок «Будьте добры, купите…» »  [ 3 ; 124 ]  Как замечает исследовательница, формы на –ик никогда не обозначают объекты очень маленьких размеров. Последнее относится к формам на  – очка: кроваточка. 
«Следовательно формы на –ик (   мостик или холмик) не так связаны с миром маленьких детей, как формы на –очка (  кроваточка или лошадочка )». [3;  125]
Ласкательно-уменьшительная форма Шуричек наделена более детскими ассоциациями, а Шурик - более мальчишескими. А.Вежбицкая делает следующий вывод:
«Юрик, Марик (мужские имена, формы на – ик)
Я испытываю по отношению к тебе какие-то хорошие чувства
Вроде тех, которые испытывают по отношению к маленьким мальчикам» [3; 125]
Шурик, сын Александра Сигизмундовича Левандовского, младенцем, мальчиком, юношей, а затем  мужчиной так и остался именно Шуриком.
Имя Шурик в зависимости от героини, ситуации приобретает различные коннотации, что мы и рассмотрим познее.
Фамилию Шурик имеет Корн. “Corn” в переводе с немецкого значит  «хлеб», в переводе с английского – «зерновая культура». «… т.е. простая и всем необходимая пища. Получился роман о боге плодородия, точнее, о "колобке", которого - после того как бабушка, на которой держался порядок в доме, умерла ("я от бабушки ушел") - все хотят и все едят понемногу. Именно как "колобок" Шурик и катится…»[ 9 ; issue/2004-5-47]  Получается, что  эмоциональный компонент коннотации  фамилии Корн в данном контексте иронический.
5.2. Вера, Елизавета Ивановна, Людмила Улицкая и Шурик
Первая характеристика Шурика в романе такова: «Личико ребёнка Вера хорошенько разглядела ещё в роддоме, а развернула его впервые уже дома и была неприятно поражена огромной по сравнению с крошечными ступнями ярко красной мошонкой и немедленно воспрянувшей очень неделикатной фитюлькой».  [1; 22-23 ]
Интересно, что при первом же характеристике  перед нами возникает знаковая для романа синекдоха.
Субъект в данном случае Вера, объект – Шурик.
Разберёмся с коннотацией, которая касается Шурика.
«…была неприятно поражена…» Оценка (отрицательная) в лексической единице неприятно присутствует в денототивном значении, слово само по себе является оценочным знаком.
«…огромной по сравнению с крошечными ступнями ярко красной мошонкой и немедленно воспрянувшей очень неделикатной фитюлькой».
«…обычно говорят о двух видах оценки – абсолютной и сравнительной.  … При абсолютной оценке речь идёт, как правило, об одном оценочном объекте, при сравнительной – имеются по крайней мере два объекта или два состояния одного и того же объекта» [ 5;  15 ]  Прилагательное огромная в данном контексте имеет эмоциональный компонент «отрицательное», что подчёркивается сравнением. Просторечное слово фитюлька и касающиеся его определения в целом наделены отрицательной коннотацией.
Таким образом, мы имеем: субъект Вера – отрицательная коннотация – объект новорожденный Шурик.
Далее перед нами является  второй субъект – Елизавета Ивановна. Она видит Шурика  иначе.
« - Ишь какой проказник, -   усмехнулась бабушка…. – Ну, Веруся, этот всегда из воды сухим выйдет…» [1 ; 22] Видение Шурика бабушкой носит положительную коннотацию.
Третим субъектом выступает автор. И видит она Шурика вот как: « Младенец играл лицом, какие-то разрозненные выражения сменяли друг друга : лобик хмарился, губы улыбались. Он не плакал, и было непонятно, хорошо ему или плохо. Скорее всего, ему было происходящее удивительно…»  Коннотативное значение тут вообще отсутствует.
«…всем героям ставится быстрый диагноз», - пишет в своей рецензии на роман Анна Кузнецова. [16; 245] Но, на мой взгляд, Улицкая не выносит строгих и однозначных оценок. Такого же мнения придерживается и Ян Александров: «Теперь Улицкая ничего не доказывает - как будто переросла это желание... Все, что она считает нужным сделать теперь, - явить миру объективную картину» [ 9; tree_new/cultpaper/article].
Мама и бабушка трепетно любят подрастающего Шурика. Любуются им, «рослым и ладным» («положительный» компонент эмоциональной и оценочной составляющей коннотации). Может быть, одним из ключей для понимания образа Шурика является следующее: «Он был любимым внуком и любимым учеником Елизаветы Ивановны, но также жертвой её прямолинейной педагогики: с ранних лет он был приучен к мысли, что он, Шурик, очень хороший ( слово с положительным оценочным значением) мальчик» [1; 88]  Даже не просто хороший, а очень хороший. Ведь именно это и обратилось трагедией для «искренне вашего Шурика».
1 2 Следующая страница


Образ главного героя в романе Людмилы Улицкой Искренне ваш Шурик

Скачать курсовую работу бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/15271



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com