Реферат на тему "Теория социологии"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Изложение на тему Теория социологии

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Изложение *
Размер: 170.25 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Аня
Предыдущая страница 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15

добавить материал

 Постулат агрессии—одобрения
 Постулат А. Если действие человека не получает ожидаемого им вознаграждения Ид приводит к наказанию, которого он не жал, этот человек испытывает чувство гнева повышается вероятность того, что он проявит агрессивное поведение, и результат^ такого поведения будут иметь для него большую ценность (Homans, 1974, р. 37)
 Как следует из рассмотренного выше примера, если Человек не получит сов« та, которого он ждет, а Другой в ответ не услышит предвкушаемой похвалы, • скорее всего, оба останутся недовольны1. Неожиданно для нас Хоманс прибегая к понятиям фрустрации и гнева, связанным с психическими явлениями. Учет отмечает: «Когда человек не получает ожидаемого, говорят, что он пребывает,] состоянии фрустрации. Строгий приверженец бихевиоризма вовсе не стал бы ] сматривать ожидание, поскольку данный термин скорее относится... к умственнс му состоянию» (Homans, 1974, р. 31). Далее он заявляет, что фрустрация подоЈ ных ожиданий совсем не обязательно говорит «лишь» о внутреннем состоянии^ Она может свидетельствовать о «всецело внешних событиях», наблюдаемых Щ только самим человеком, но и остальными.
 Постулат А касается только негативных эмоций, в то время как постулат Б • позитивных.
 Постулат Б. Если действие человека ведет к ожидаемому вознаграждению, в особенно^ ста, большему, нежели он ждал, или не приводит к ожидавшемуся наказанию, субъек^я будет доволен; повышается также вероятность того, что он вновь проявит одобряемо#| поведение, и результаты последнего будут иметь для него большую ценность (Homans,I 1974, р. 39)
 Например, в рассмотренной ситуации, когда Человек получает желаемый со-1 вет, а Другой — ожидаемую похвалу, оба остаются довольны, — значит, выше веХотя и во втором издании своей книги Хоманс называл это «законом дистрибутивной справедли- а вости», подробная разработка этого понятия дана им в первом издании. Дистрибутивная справед-, я ливость определяет, насколько справедливо распределены вознаграждения и издержки между участвующими во взаимодействии индивидами. Первоначально исследователь сформулировал этот 1 принцип в виде постулата: «Чем менее успешно в отношении конкретного человека реализуется | правило дистрибутивной справедливости, тем скорее проявится эмоциональное поведение субъекта, называемое гневом» (Homans, 1961, р. 75).
 Постулат рациональности.
 Выбирая между альтернативными действиями, человек изберет то, которое обеспечит наивысшее значение величины, получаемой при умножении ценности результата, как она воспринимается им в настоящий момент (V), на вероятность его достижения (р) (Homans, 1974, р. 43)
 Тогда как указанные выше постулаты в большой мере основаны на принципах бихевиоризма, постулат рациональности определенно показывает, что на подход Хоманса оказала влияние теория рационального выбора. Говоря языком экономи­ки, субъекты, действующие в соответствии с постулатом рациональности, макси­мизируют свою полезность.
 Люди, как правило, обдумывают и просчитывают различные доступные им аль­тернативные действия. Они сравнивают степень вознаграждений, которые возмож­ны в связи с тем или иным действием. Также ими определяется вероятность того, что они действительно их получат. Вознаграждения, которые представляютя субъектам наиболее ценными, перестанут быть таковыми, если субъекты считают невозмож­ным их обретение. Напротив, менее ценные превратятся в более существенные, если рассматриваются как наиболее достижимые. Таким образом, существует очевидная взаимосвязь ценности вознаграждения и вероятности его получения. Самые желае­мые из них — те, что одновременно обладают высокой ценностью и наиболее до­стижимы. Наименее желательны вознаграждения, которые имеют не слишком вы­сокую ценность и при этом вероятность их получения невелика.
 Хоманс связывает постулат рациональности с постулатами успеха, стимула и ценности. Постулат рациональности показывает, что действия людей зависят от того, какой представляется вероятность успеха. Но что определяет это восприятие? Хоманс полагает, что оно формируется благодаря успехам, достигнутым в прошлом, и сходству теперешней ситуации с теми, в которых его удалось добиться. Однако постулат рациональности не поясняет, почему субъект одно вознаграждение ценит больше другого; для этого нам требуется вспомнить постулат ценности. Таким об­разом, Хоманс увязывает свой принцип рациональности с теми упомянутыми выше положениями, которые определены под влиянием бихевиоризма.
 В конечном счете, теорию Хоманса кратко можно представить как концепцию, согласно которой действующий субъект — это человек, рационально просчитыва­ющий выгоду. Тем не менее в ней существуют некоторые пробелы, касающиеся сферы психических состояний (Abrahamsson, 1970; J. N. Mitchell, 1978) и крупно­масштабных структур (Ekeh, 1974). Например, применительно к проблеме созна­ния Хоманс считал необходимым привлечь «более тщательно разработанную пси­хологию» (Homans, 1974, р. 45).
 Хоманс был бихевиористом, целенаправленно занимавшимся вопросами, связанными с уровнем индивидуального поведения. Он утверждал, что большие структуры можно понять при адекватном рассмотрении элементарного социаль­ного поведения.
 Как я стал социологом, что во многом было делом случая, описано мной в других публи­кациях. [Полную автобиографию см.: Homans, 1984.] Мои занятия социологией начались в 1933 г., когда я стал сотрудничать с профессорами Лоуренсом Гендерсоном и Элтоном Мэйо в Гарвардской школе бизнеса. Биохимик Гендерсон изучал физиологические харак­теристики работников промышленности; психолог Мэйо — человеческие факторы. Мэйо руководил знаменитыми исследованиями, проводившимися на предприятии «Hawthorne» компании Western Electric, расположенной в Чикаго.
 Я принял участие в ряде чтений и дискуссий, которые проводил Мэйо. Он просил своих студентов прочесть, помимо всего прочего, несколько работ выдающихся социальных антропологов, в частности, Малиновского, Рэдклиффа-Брауна и Фирта. Мэйо хотел, что­бы, прочитав эти труды, мы поняли, как социальные ритуалы в примитивных, по сравне­нию с современными, обществах способствовали продуктивной работе. Я заинтересовался этими вопросами совершенно подругой причине. В то время антро­пологии, занимавшейся изучением разных культур, принадлежало в интеллектуальнбй области доминирующее положение, и некоторые из моих друзей, последователей этого направления, как, например, Клайд Клакхон, настаивали на уникальности каждой культу­ры. Я, в свою очередь, прочитав ряд книг, соглашался, что конкретные институты прими­тивных сообществ не могут быть результатом заимствований, поскольку встречаются у столь различных по времени существования и отдаленных в пространстве сообществ. Но культуры не уникальны; их сходство можно объяснить исключительно тем, что человече­ская природа едина во всем мире. Люди, действующие в сходных обстоятельствах, неза­висимо друг от друга создали похожие институты. Тогда такая точка зрения не была по­пулярной. Не уверен, что сейчас положение изменилось.
 Тогда же я ознакомился с рядом конкретных или «полевых» исследований, направленных на изучение малых человеческих групп — как современных, так и примитивных. Когда во Вторую мировую войну меня призвали на флот, я думал об этих исследованиях, долгими часами глядя на море. Вдруг меня осенило, что они могут быть изложены общими, еди­ными понятиями. Через несколько дней я набросал концептуальную схему. Вернувшись после в войны на штатную должность, я стал работать над книгой, получив­шей название «Человеческая группа». В ней я попытался применить мою концептуальную схему к рассматриваемым исследованиям. Пока шла работа, возникла мысль, что концеп­туальная схема имеет смысл лишь в качестве отправной научной точки. Нужно было най­ти постулаты, связывающие концепты друг с другом. В книге «Человеческая группа» я выдвинул ряд таких положений, которые, по-моему, хорошо подходили для описания выбранных мною групп.
 Я давно был знаком с профессором Толкоттом Парсонсом, теперь началось наше тесное сотрудничество на факультете социальных отношений. Он был признан ведущим теоре­тиком в сфере социологии .'Я посчитал, что называемое им теориями являлось всего лишь концептуальными схемами и что теория не будет Таковой, если не содержит хотя бы не­сколько постулатов. К этому убеждению я пришел, прочитав книги по философии науки. Однако и наличия одних только постулатов тоже мало для выдвижения теории. Это помог­ла понять теория феномена. Объяснение должно состоять в том, чтобы один или более из постулатов единичного характера логически вытекали из постулатов более общего плана, связанных с заданными или определенными в данных границах условиями или параметрами. Свою позицию по этому вопросу я сформулировал в своей небольшой кни­ге «Природа социальной науки» (1967).
 Затем меня заинтересовало, какие общие постулаты можно использовать для объясне­ния тех эмпирических положений, которые я высказал работе «Человеческая группа», и других, которые привлекли мое внимание после ознакомления с социально-психологи­ческими «полевыми» и экспериментальными исследованиями. Таки общие постулаты должны отвечать только одному требованию — характеризовать индивидов как предста­вителей человеческого рода.
 Такие постулаты, к счастью, уже были определены, я не смог бы изобрести их сам. Ими оказались положения поведенческой психологии, сформулированные моим старым дру­гом Б. Ф. Скиннером и другими учеными. Они хорошо описывали как индивидуальные дей­ствия человека в физическом мире, так и его поведение в процессе взаимодействия с дру­гими. В двух изданиях своей книги «Социальное поведение» (1961 года и исправленном 1974 года) я использовал эти постулаты, чтобы объяснить, каким образом при соответству­ющих заданных условиях возникают относительно стабильные социальные структуры и как это подкрепляется действиями индивидов, которые не намеревались создавать эти струк­туры. Я считаю этот вопрос главной интеллектуальной проблемой социологии. После того как структуры созданы, они оказывают влияние на поведение людей, задей­ствованных в них или контактирующих с ними. Но это влияние поясняют те же самые по­стулаты, что и те, какими первоначально объяснялось создание и сохранение структур. Структуры всего лишь обеспечивают новые заданные условия, к которым будут приме­нены эти постулаты. Моя социология продолжает в основе своей оставаться индивидуа-. листической, а не коллективистской.
 Теория обмена Питера Блау
 Цель, которую преследовал Блау (Blau,1964), — «понять социальную структуру путем анализа социальных процессов, управляющих отношениями между инди­видами и группами. Основной вопрос... в том, каким образом социальная жизнь' оказывается организованной в более сложные структуры человеческих ассоциа­ций» (Blau, 1964, р. 2). Ученый стремился преодолеть исключительное внимание Хоманса к элементарным формам социальной жизни и проанализировать сложные структуры: «Главная цель социологического изучения процессов межличностного взаимодействия состоит в том, чтобы заложить фундамент для понимания эволю-ционирующих социальных структур и возникающих социальных сил, характери­зующих развитие последних» (Blau, 1964, р. 13)'.
 Блау сосредоточился на процессе обмена, который, по его мнению, управляет значительной частью человеческого поведения и лежит в основе как межлично­стных, так и межгрупповых отношений. Ученый исследовал четырехступенчатую последовательность, направленную от межличностного обмена к социальной струк­туре и — далее — к социальному изменению:
 Ступень 1. Межличностный обмен ведет к... [ступень 2]
 Ступень 2. Дифференциация статуса и власти ведет к... [ступень 3]
 Ступень 3. Узаконивание и организация дают начало... [ступень 4]
 Ступень 4. Оппозиция и изменения.
 Интересно, что Блау (Blau, 1978b) больше не признает идеи построения макротеории на микрооснове.
 От микро- к макроуровню
 Что касается индивидуального уровня, то в этом плане Блау и Хоманса интере­совали сходные процессы. Однако концепция социального обмена, выдвинутая Блау, предполагает учет только тех действий, которые обусловлены или 3aBHcat от вознаграждения, предоставляемое другими субъектами, — тех действий, что перестают быть, если не следуют ожидаемые реакции. Люди по многим причина^ тянутся друг к другу, и это побуждает их образовывать социальные ассоциаций! Когда первоначальные связи установлены, взаимные вознаграждения помогаю*: их поддерживать и расширять. Возможно и противоположное: при недостаточны^; вознаграждениях ассоциация ослабевает или распадается. Вознаграждения быв% ют внутренние (например, любовь, привязанность, уважение) или внешние ( пример, деньги, физический труд). Стороны не всегда обеспечивают вознаграждё§ ние друг друга в равной степени. Такое неравенство приводит к дифференциац; власти в ассоциации.
 Если же у одной из сторон есть потребность, которую способна обеспечить дру| гая сторона, однако взамен первая не способна предложить адекватного вознаграя! дения, возможны четыре альтернативы. Во-первых, люди могут принудить дру: оказать помощь. Во-вторых, они могут найти иной источник для получения треб; емого. В-третьих, можно попытаться обойтись без того, что люди хотят получить других. Наконец, и это самое важное, существует возможность подчиниться Дру§ гим людям, предоставляя им «общий кредит» во взаимоотношениях; другие ф гут пользоваться этим кредитом, когда хотят от них каких-то действий. (Последний альтернатива, конечно, является существенной характеристикой власти.)
 До этого момента представления Блау вполне сходны с позицией Хоманса! однако он расширил принципы своей теории до уровня социальных фактов. На| пример, исследователь указывал, что нельзя анализировать процессы социаль» го взаимодействия в отрыве от соответствующей социальной структуры. Посл< няя возникает в процессе социального взаимодействия, но после того как происходит, обретает самостоятельное существование, влияя на процесс взаимо; действия.
 Социальное взаимодействие осуществляется в рамках социальных труп Людей влечет к группе в том случае, если они чувствуют, что здесь взаимоот: шения дают больше вознаграждений, чем в других группах. Поэтому они хот; оказаться принятыми в нее. Но чтобы войти в ее состав, они должны предложит!» членам группы вознаграждения. Им следует доказать, что включение новичков Щ группу приведет к вознаграждению. Отношения с членами группы наладятся^ если оказавшиеся в ее составе смогут произвести впечатление — если члены rpynf-пы получат ожидаемое вознаграждение. Попытки новичков произвести впечатле* ние обычно приводят к сплочению группы, однако в том случае, когда слишком большое число людей активно стремится оказать благоприятное впечатление друг на друга своей способностью обеспечивать ожидаемое вознаграждение, возника­ет конкуренция, что порождает, в конечном счете, социальную дифференциацию.
 Парадокс состоит в том, что даже если субъекты, способные производить нуж­ное впечатление, могут оказаться привлекательными участниками, их качества порой пробуждают в членах группы опасения за свою независимость и понуждают их лишь вынужденным образом признать привлекательность новичков. На ранних стадиях формирования группы конкуренция между участниками, сопер­ничающими в борьбе за общественное признание, служит, по сути, критерием от­бора, выявляющим потенциальных лидеров группы. Субъекты, в наибольшей м'ере способные обеспечивать получение вознаграждений, скорее станут лидера­ми. Участники, в меньшей степени способные вознаграждать других, стремятся приобретать те вознаграждения, которые предлагаются потенциальными лидера­ми, и это обычно более чем компенсирует страх зависимости. В конечном счете, индивиды, в большей степени способные вознаграждать, становятся лидерами, и группа дифференцируется.
 Неизбежное расслоение группы на лидеров и сторонников вновь порождает необходимость интеграции. Признав статус лидера, сторонники еще более в ней нуждаются. И если ранее они всячески афишировали свои самые эффектные ка­чества, то теперь, желая добиться интеграции со своими собратьями-сторонника­ми, демонстрируют свои слабости. По сути, это публичное заявление, что они больше не стремятся быть лидерами. Самоуничижение вызывает сочувствие и общественное одобрение со стороны других неконкурентоспособных членов груп­пы. Лидер (или лидеры) на данном этапе тоже позволяют себе долю самоуничи­жения, чтобы способствовать интеграции группы. Допуская, что у подчиненных есть превосходство в определенной сфере, лидер снижает степень недовольства, связанного с подчинением, и демонстрирует, что не стремится контролировать все без исключения жизненные сферы группы. Такие факторы способствуют повтор­ной интеграции группы, несмотря на ее новое дифференцированное состояние.
Предыдущая страница 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15


Теория социологии

Скачать изложение бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/?id=15219&часть=15



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com