Реферат на тему "Теория социологии"




Реферат на тему

текст обсуждение файлы править категориядобавить материалпродать работу




Изложение на тему Теория социологии

скачать

Найти другие подобные рефераты.

Изложение *
Размер: 170.25 кб.
Язык: русский
Разместил (а): Аня
Предыдущая страница 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 15 Следующая страница

добавить материал

 С целью избежать дилеммы объективизм/субъективизм, Бурдье (Bourdieu, 1977, р. 3) концентрируется на понятии практики, которое считает проявлением диалектической взаимосвязи между структурой и действием. Практики не де­терминированы объективно, не являются они и продуктом свободной воли: (Еще одна причина внимания Бурдье к вопросу практики состоит в том, что при таком подходе удается избежать зачастую неуместного интеллектуализма, который он связывает с объективизмом и субъективизмом.)
 Свой собственный подход Бурдье, отражая интерес к диалектике структуры и человеческого конструирования социальной реальности, называет «конструк­тивистским структурализмом», «структуралистским конструктивизмом», или «генетическим структурализмом». Вот как он определяет генетический струк­турализм:
 Анализ объективных структур — структур различных полей — неотделим от анализа генезиса у биологических индивидов ментальных структур, которые в определенной степени оказываются продуктом инкорпорации социальных структур; а также неотде­лим от анализа генезиса самих этих социальных структур: социальное пространство и занимающие его группы — это продукт исторической борьбы (в которой агенты уча-ствуют в соответствии с занимаемой ими в социальном пространстве позицией и ментальными структурами, посредством которых они понимают это пространство) (Bourdieu, 1990, р. 14)
 Бурдье, по крайней мере отчасти, присоединяется к структуралистскому под*, ходу, но его позиция отличается от структурализма Соссюра и Леви-Стросса (рав­но как и структурных марксистов). Тогда как они концентрировались на структу­рах в языке и культуре, Бурдье утверждает, что структуры существуют и в самЫи, социальном Мире. Бурдье считает, что «объективные структуры не зависимы от , сознания и воли агентов, которые способны направлять и сдерживать свои пр&к>» тики или свои представления» (Bourdieu, 1989, р. 14). Одновременно он перени­мает конструктивистскую позицию, которая позволяет ему рассматривать гене-",' зис схем восприятия, мысли и действия, а также социальных структур.
 Хотя Бурдье стремится соединить структурализм и конструктивизм, и это е* отчасти удается, в его творчестве присутствует уклон в направлении стр} лизма. Именно по этой причине он (наряду с Фуко и другими — см. главу 13) сч1'^ тается постструктуралистом. В его творчестве больше от структурализма, неж^Л от конструктивизма. В отличие от подхода, свойственного большинству др) теоретиков (например, феноменологам, символическим интеракционистам), ] структивизм Бурдье не учитывает субъективность и интенциональность. Он де| ствительно считает важным включить в свою социологию вопросы восприятия! конструирования социального мира людьми на основе их положения в социа ном пространстве. Однако присутствующие в социальном мире восприятие и КЬц| струирование одновременно стимулируются и сдерживаются структурами, хорошо отражено в одном из данных Бурдье определений его теоретического пс хода: «Анализ объективных структур... не отделим от анализа генезиса у 6v ческих индивидов, ментальных структур, которые в определенной степени яв ся продуктом инкорпорации социальных структур; а также не отделим от at генезиса самих этих социальных структур» (Bourdieu, 1990, р. 14). Интересуюи его вопрос можно описать как взаимосвязь «между социальными структурам^*% ментальными структурами» (Bourdieu, 1984а, р. 471).
 Таким образом, некоторым представителям микросоциологии подход Б} показался бы неудовлетворительным, и они сочли бы его практически не выхо^ щим за рамки относительно более адекватного структурализма. По словам Уака та, «несмотря на то, что оба момента анализа в равной степени необходимы, о* не равноправны: объективистскому разрыву отдается эпистемологический приори-; тет над субъективистским пониманием» (Wac
uant, 1992, р. 11). Согласно фор\ лировке Дженкинса, «в самой сути своей социологии он [Бурдье] — привержене объективистского взгляда на мир, как и большинство тех, чье творчество он CT неумолимо отвергает» (Jenkins, 1992, р. 91). Или, наоборот, «в итоге, возможн& jj важнейший недостаток в творчестве Бурдье — это его неспособность рассматри* вать субъективность» (Jenkins, 1992, р. 97). Тем не менее в теории Бурдье присут1*1] ствует активный актор — актор, способный на «непреднамеренное изобретение'\ выверенной импровизации» (Bourdieu, 1977, р. 79). Ядро творчества Бурдье и j его попытки соединить субъективизм и объективизм заключается в его концепциях габитуса и поля (Aldridge, 1998), а также диалектической взаимосвязи последних Друге другом (Swartz, 1997). Тогда как габитус существует в умах акторов, поля существуют вне их сознания. Подробнее два этих понятия мы изучим ниже.
 Габитус
 Мы начинаем с понятия, которым наиболее известна теория Бурдье, — габитуса.14 Габитус — это «ментальные, или когнитивные структуры», посредством которых люди действуют в социальном мире. Люди наделены рядом интериоризированньдх схем, через которые они воспринимают, понимают и оценивают социальный мйрГ Именно через такие схемы люди одновременно производят свои практики И воспри­нимаюти оценивают последние. Диалектически, габитус есть «продукт интериори-зации структур» социального мира (Bourdieu, 1989, р. 18). По сути дела, габитус можно считать «интернализованными, "персонифицированными" социальными-структурами» (Bourdieu, 1984а, р. 468). Габитусы отражают объективные разделе­ния в классовой структуре, например возрастные группы, тендер, социальные клас­сы. Габитус приобретается в результате длительного занятия определенного поло­жения в социальном мире. Таким образом, габитусы различаются в зависимости от характера Позиции субъекта в этом мире; не каждый обладает одинаковым габиту­сом. Однако люди, занимающие в социальном мире аналогичные положения, как правило, имеют сходные габитусы. (Справедливости ради мы должны отметить, что Бурдье, в частности, утверждает, что в своем творчестве руководствовался «желанием заново ввести в рассмотрение практику агента, его изобретательность и способность к импровизаций» [Bourdieu, 1990, р. 13]).
 В этом смысле габитус может также быть и явлением коллективным. Габитус позволяет людям осмыслять социальный мир, однако существование множества габитусов означает, что социальный мир и его структуры не производят одинако­вое воздействие на разных акторов.
 Имеющийся в каждое конкретное время габитус создается на протяжении коллек­тивной истории: «Габитус; продукт истории, Порождает индивидуальные и коллек­тивные практики, и следовательно, саму историю, в соответствии с порожденными историей схемами» (Bourdieu, 1977, р. 82). Обнаруживаемый в каждом данном индин виде габитус приобретается в ходе индивидуальной истории и является функцией от* дельного момента в социальной истории, в который габитус имеет место. Габитус' одновременно обладает свойствами прочности и перемещаемости — он может перФ мешаться от одного поля к другому., Но люди могут иметь и несоответствующий га­битус, пострадать от того, что Бурдье называет гистерезисом. Хорошим примерен* этого эффекта запаздывания может быть человек, который был оторван от аграрного существования в современном докапиталистическом обществе и направлен на рабо­ту на Уолл-стрит. Габитус, приобретенный в докапиталистическом обществе, не по­зволил бы ему в удовлетворительной степени справиться с жизнью на Уолл-стрит.
 ' Данное понятие — это не изобретение Бурдье, а возрожденное им традиционное философское по­нятие (Wac
uant, 1989).
 2 Термин «габитус» происходит от лат. habitus — свойство, состояние, положение, и обыч но никак не переводится. — Примеч. пер.
 На момент написания данного очерка Пьер Бурдье занимал престижную должность за­ведующего кафедрой социологии в Коллеж де Франс (College de France) (Jenkins, 1992). Родившись в 1930 г. в небольшом сельском местечке на юго-востоке Франции, Бурдье вырос в семье, принадлежавшей к низшему среднему классу (его отец был почтовым чиновником). В начале 1950-х гг. он посещал престижный педагогический коллеж в Па­риже — Высшую педагогическую школу, где и получил диплом. Однако Бурдье отказался писать диссертацию. Отчасти это произошло потому, что он протестовал против зауряд­ного уровня преподавания и авторитарного устройства в учебном заведении. Принятая в школе твердая коммунистическая, особенно сталинистская, ориентация вызывала у него отторжение, и он находился в активной оппозиции к этим воззрениям. Короткий период времени Бурдье преподавал в провинциальной школе, однако в 1956 г. его призвали в армию, и два года он пробыл в составе французских войск в Алжире, по­сле чего он пробыл там еще два года. О своей жизни в Алжире Бурдье написал книгу. В1960 г. он вернулся во Францию и в течение года работал ассистентом в Парижском универси­тете. Он посещал лекции антрополога Леви-Стросса в Коллеж де Франс, а также рабо­тал ассистентом социолога Раймона Арона. На три года Бурдье перешел в университет Лилля, а затем вернулся, чтобы занять влиятельную должность директора-исследова­теля в Высшей практической исследовательской школе (L'Ecole Practi
ue des ttautes Etudes) в 1964 г.
 В последующие годы Бурдье стал крупной фигурой в парижских, французских и, в конце концов, мировых интеллектуальных кругах. Его творчество оказало влияние на ряд раз­личных областей, в том числе педагогику, антропологию и социологию. В 1960-х гг. он со­брал вокруг себя группу сторонников, и с тех пор его последователи сотрудничали с ним, а также добивались собственных интеллектуальных успехов. В1968 г. был основан Центр европейской социологии {Centre de Sociologie Europeenne), Бурдье стал его руководите­лем. С этим центром было связано издание уникального журнала Actes de la Recherbhe en Sciences Sociales f «Ученые труды в социальных науках»;, ставшего важной трибуной для Бурдье и его сторонников.
 С выходом в 1981 г. Раймона Арона в отставку освободилось место заведующего кафед­рой социологии в Коллеж де Франс. Большинство ведущих французских социологов (на­пример, Раймон Будон и Ален Турен) претендовали на эту должность. Однако кафедру от­дали Бурдье. С этого времени Бурдье стал даже более плодовитым автором, чем раньше, а его слава продолжала расти (более подробно о Бурдье см. eSwartz, 1997, р. 15-51).
 Интересный аспект творчества Бурдье — формирование его воззрений под влиянием не­прерывного, иногда явного, иногда скрытого, диалога с другими мыслителями. Например, многие его ранние размышления сформировались в диалоге с двумя видными учеными, которые были ведущими в годы его учебы, — Жан-Полем Сартром и Клодом Леви-Строс-сом. Из сартровского экзистенциализма Бурдье заимствовал ясное понимание акторов как создателей социальных миров. Однако Бурдье считал, что Сартр зашел слишком далеко, приписывая акторам чересчур большие возможности и при этом игнорируя структурные ограничения, которым они подвергаются. Интересуясь структурой, Бурдье, естественно, обратился к творчеству выдающегося структуралиста Леви-Стросса. На первых порах Бур-Габитус порождает социальный мир и одновременно сам порождается им," С одной стороны, габитус является «структурирующей структурой», т, е. струк­турой, которая структурирует социальный мир. С другой стороны, это «структу­рированная структура», — структура, которая структурирована социальным, ми* ром. В других терминах Бурдье описывает габитус как «диалектику интернализаь экстерналъностииэкстернализацииинтерналъности» (1977, р. 72). Таким образол<»| понятие габитуса позволяет Бурдье избежать необходимости выбора между субъек-f тивизмом и объективизмом, «избежать философии субъекта, не отменяя рассмот-дье весьма привлекал этот подход: фактически, в течение некоторого времени он описы­вал себя как «счастливого структуралиста» (цит. по: Jenkins, 1992, р. 17). Вместе с тем не­которые из его ранних исследований привели его к выводу о том, что структурализм — та­кой же ограничивающий, хотя и в другом направлении, подход, как экзистенциализм. Он оппонировал позиции структуралистов, считающих себя привилегированными наблюдате­лями людей, которые полагаются контролируемыми не осознаваемыми ими структурами. Бурдье потерял расположение к научной сфере, которая концентрируется исключительно на таких структурных ограничениях, утверждая, что социология
 может быть, не стоила бы и малейшего внимания, если бы вся ее цель сводилась к намерению выявить механизмы, которые активируют наблюдаемых ею индивидов — если бы она забыла о том, что имеет отношение к людям, даже к тем, которые, как марионетки, играют в игру, правил которой не знают, — короче говоря, если бы она не брала на себя задачу восстановить для людей значение их действий (Bourdieu, цит. по Robbins, 1991, р. 37).
 Бурдье определил одну из своих основных целей как ответ на крайности структурализма: «Я стремился вернуть исчезнувших у Леви-Стросса и других структуралистов... из-за рассмотрения их в качестве эпифеноменов структур реальных акторов» (цит. по: Jenkins, 1992, р. 17-18). Иначе говоря, Бурдье хотел объединить, по крайней мере, часть экзистенциализма Сартра со структурализмом Леви-Строоса,
 Кроме того, воззрения Бурдье сформировались под глубоким влиянием марксистской теории и марксистов. Как мы видели, будучи студентом, Бурдье выступал против некоторых крайностей марксизма, а позже он отверг идеи структурного марксизма. Хотя Бурдье нельзя считать марксистом, в его творчестве, несомненно, прослеживаются эаим- • ствованные из марксистской теории идеи. Наиболее знаменателен его акцент на практике (праксисе) и желание соединить в своей социологии теорию и (исследовательскую) практику. (Можно сказать, что вместо экзистенциализма или структурализма Бурдье занимается «праксеологией».) В его творчестве также наблюдается освободительная направленность, относительно которой можно говорить о его стремлении к освобождению людей от политического и классового господства. Однако, как это было и в случае Сартра и Леви Стросса, лучше всего сказать, что Бурдье формирует свои воззрения, используя Маркса и марксистов в качестве отправной точки.
 В творчестве Бурдье прослеживается также влияние других теоретиков, особенно Ве-бера и ведущего теоретика французской социологии — Эмиля Дюркгейма. Но Бурдье против того, чтобы его называли приверженцем Маркса, Вебера, Дюркгейма или кого-либо другого. Он считает такие ярлыки ограничивающими, чересчур упрощающими и оскорбляющими его творчество. В известном смысле Бурдье создавал свои идеи в кри­тическом диалоге, который начался, когда он был студентом, и продолжается по сей день: «Все, что я сделал в социологии и антропологии, я сделал настолько же вопреки тому, чему меня учили, насколько благодаря этому» (Bourdieu, в: Bourdieu and Wac
uant, 1992, p. 204).
 рение агента,... а также философии структуры, не забывая принимать во внима­ние ее воздействие на агента» (Bourdieu and Wac
uant, 1992, p. 121-122).
 Именно практика служит опосредующим звеном между габитусом и социальным миром. С одной стороны, именно через практику создается габитус; с другой сторо­ны, именно в результате практики создается социальный мир. Бурдье говорит об опосредующей функции практики, когда определяет габитус как «систему структу­рированных и структурирующих диспозиций, которая образована практикой и посто­янно нацелена на практические... функции (цит. по: Wacuant, 1989, р. 42; см. также

19.Новейшая теория современности
 Сегодня в социологии идут ожесточенные дискуссии меж­ду теми, кто продолжает считать нынешнее общество со­временным миром, и теми, кто утверждает, что в последние годы произошли существенные изменения и мы перешли в новый, «постсовременный» мир. Две заключительные гла­вы настоящей книги посвящены этим двум теоретическим позициям. В данной главе мы рассмотрим творчество тех представителей сегодняшней социологии, которые продол­жают считать, что эпоха модерна не закончена, а в следую­щей (и последней) главе мы предлагаем обзор воззрений некоторых важнейших теоретиков постмодернизма.
 Классические теоретики о современности
 Прежде чем перейти к знакомству с творчеством мыслителей нашего времени о современности, напомним читателю о том, что большинство классических теоретиков занимались анали­зом и критикой общества эпохи модерна. Такой анализ, напри­мер, отчетливо проводится в творчестве четырех крупнейших классических теоретиков социологии: Маркса, Вебера, Дюрк-геймаи Зиммеля. Все они исследовали вопрос возникновения и доминирующего влияния современности. Хотя эти мысли­тели прекрасно осознавали преимущества современности, в наибольшей степени их творчество стимулировалось крити­кой порожденных современным миром проблем.
 Очевидно, что для Маркса современность определялась | капиталистической экономикой. Маркс признавал те улуч-\ шения, которые вызвал переход от ранних обществ к капи-■ тализму. Однако в своем творчестве он ограничивался глав-• ным образом критикой этой экономической системы и ее ' уродливых черт (отчуждения, эксплуатации и т. д.). ; Для Вебера определяющей проблемой современного мира является распространение формальной рациональности в ущерб другим ее типам и возникновение в результате этого железной клет­ки рациональности. Люди все в большей степени становятся заключенными этой железной клетки, вследствие чего постепенно теряют способность выражать не­которые из своих наиболее человеческих качеств. Конечно, Вебер признавал пре­имущества рационализации — например, сильные стороны бюрократии по срав­нению с более ранними организационными формами, однако больше занимался исследованием вызываемых рационализацией проблем.
Предыдущая страница 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 15 Следующая страница


Теория социологии

Скачать изложение бесплатно


Постоянный url этой страницы:
http://referatnatemu.com/?id=15219&часть=4



вверх страницы

Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 2010-2015 referatnatemu.com